ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

Призваны в мир мы вовсе не для праздников и пирований. На битву мы сюда призваны

Previous Entry Share Next Entry
Создание Красной Армии и политическая программа большевиков
флаг СССР
aloban75


Обзорная статья посвященная созданию и строительству Красной Армии.

СОЗДАНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА БОЛЬШЕВИКОВ



История создания Красной армии неоднократно рассматривалась в научной литературе. Советскими и российскими учеными был накоплен значительный материал по данной теме. Труды таких историков, как С.М. Кляцкин, Ю.И. Кораблев, А.Г. Кавтарадзе, П.А. Голуб, М.А. Молодцыгин, существенно расширили научные представления о процессе организационного строительства Вооруженных Сил РСФСР в годы Гражданской войны. Однако, несмотря на наличие большого числа работ, а может быть, именно благодаря ему, по-прежнему не существует общепринятой трактовки многих аспектов военной реформы 1917 - 1920 гг. Одним из наименее исследованных вопросов остается политическая подоплека военных преобразований. В СССР изучение политических аспектов создания Красной армии в основном сводилось к исследованию деятельности В.И. Ленина на этом поприще, в результате чего процесс формирования Вооруженных Сил РСФСР стал считаться лишь воплощением ленинского плана организации советских Вооруженных Сил. Постараемся исправить это упущение, рассмотрев историю формирования Красной армии через призму соблюдения членами РСДРП(б) собственной политической программы.

Придя к власти, большевики не имели четко продуманного плана реорганизации российских Вооруженных Сил, однако необходимость военной реформы диктовалась не только очевидным развалом армии в период с февраля по октябрь 1917 г., но и изменением приоритетов государства в области обеспечения внутренней и внешней безопасности. В результате за основу нормативно-правовой базы перестройки Вооруженных Сил России была взята политическая программа РСДРП(б). Разработанная в 1903 г., она предполагала "замену постоянного войска всеобщим вооружением народа". Доказывая оправданность данного тезиса, Ленин отмечал, что "постоянное войско везде и во всех странах служит не столько против внешнего, сколько против внутреннего врага. Постоянное войско повсюду стало орудием реакции, слугой капитала в борьбе против труда, палачом народной свободы", "опыт Западной Европы показал всю реакционность постоянного войска. Военная наука доказала полную осуществимость народной милиции, которая может стать на высоту военных задач и в оборонительной, и в наступательной войне"


Николай Крыленко.

В итоге согласно первым приказам нового Верховного Главнокомандующего Н.В. Крыленко в России "должна быть создана новая армия вооруженного народа". Параллельно с этим I Общеармейский съезд по демобилизации армии принял следующее постановление: "Постоянная армия служила материальным орудием классового могущества буржуазии и строилась на принципе насильственного порабощения людей, скованных одной мертвой дисциплиной палки. Правительство Народных Комиссаров ставит на место постоянной прежней армии всеобщее вооружение народа, защищающего те формы социального и политического строя общества, которые единственно обеспечивают полноту власти Советов". Тем не менее, по мнению современных исследователей, многим представителям новой власти было не до конца ясно, как совместить этот идеологический постулат с реальными задачами обороны страны, поэтому в первые месяцы у власти большевики пошли по пути демократизации армии.


Николай Подвойский.

На основе прежнего Военного министерства был создан Народный комиссариат по военным делам (Наркомвоен) во главе с Н.И. Подвойским, а в середине декабря 1917 г. утверждены декреты, законодательно вводившие упразднение офицерских чинов, выборность командного состава и передачу всей полноты власти в воинских частях солдатским комитетам. Кроме того, начальник Генерального штаба Н.М. Потапов поручил своим подчиненным начать разработку плана создания армии на милиционных началах. Весьма важно, что эти меры встречали поддержку со стороны солдат. Наглядной иллюстрацией одобрения военной политики РСДРП(б) можно считать постановление фронтового совещания армий Западного фронта: "Трудовая, освободительная революция не признает принуждения и давления на народные массы; мощь и вооруженная сила революционно-социалистической демократии черпается лишь только из источников свободы и действительного равенства. Революционная добрая воля - вот основа наших вооруженных кадров" .

Однако, несмотря на позитивное отношение солдат и матросов к демократизации, командный состав воспринял ее далеко не так однозначно. На это имелись вполне серьезные причины. К январю 1918 г. выборность комсостава привела к тому, что "большинство опытных боевых начальников или удалено при выборах, или ушло при увольнении со службы", а из-за отмены офицерских званий "воинский порядок перестал существовать". Также наблюдался "полный развал штабной службы", а дезертирство приняло "характер массового бегства". По признанию Крыленко, "фронта практически нет". При этом необходимость скорейшего восстановления боеспособных вооруженных сил в условиях продолжавшейся мировой войны, складывания в стране антибольшевистского лагеря и обострения отношений с бывшими западными союзниками была очевидна.



В сложившихся обстоятельствах 15 января 1918 г. СНК принял "Декрет об организации Рабоче-крестьянской армии" на основах добровольчества, а Ставка разработала специальную инструкцию по ее формированию. Согласно данным документам, советские Вооруженные Силы предполагалось строить исключительно по классовому принципу. Зачислению в них добровольцами подлежали только рабочие и крестьяне, а функции создания воинских частей возлагались на Советы рабочих и солдатских депутатов. Тот факт, что Красная армия создавалась как постоянное войско, в дальнейшем позволил ряду историков считать январский Декрет первым шагом на пути формирования советских регулярных войск, несмотря на то что в предисловии к тексту данного документа новая армия называлась лишь "фундаментом для замены постоянной армии всенародным вооружением".

Что касается методов формирования войск, то, по мнению советских военных специалистов, добровольчество было единственно возможным способом воссоздания армии в сложившейся обстановке, так как иные принципы не могли быть достаточно эффективны "при условиях теперешнего развала, отсутствия действительной власти и недостаточности сознания в массе населения". К тому же исполнительные комитеты местных Советов не были в состоянии осуществлять военный учет и проводить масштабные мобилизационные мероприятия. Вот как охарактеризовал сложившуюся ситуацию Военный отдел Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК): "Только полная демократизация армии, признание власти за армейскими организациями, выбранными широкими солдатскими массами, и та политика мира, которая велась Советом Народных Комиссаров, способна была удержать армии на фронтах до следующей зимы 1918 года и спасти страну". При этом введение добровольчества никоим образом не противоречило большевистской программе, поскольку в ней не были отражены конкретные формы перехода от постоянной армии к народной милиции.



Впрочем, нельзя утверждать, что Декрет о создании Красной армии во всем соответствовал программным установкам РСДРП(б) - существенным противоречием между ними был вопрос о классовом составе армии. Декларируя переход к всеобщему вооружению народа, представители новой власти открыли доступ в армию только для рабочих и крестьян, фактически отрицая общенациональный характер формируемых войск. Причина такого поворота была объяснена Троцким: "Нас упрекают в том, что мы создаем классовую, а не общенациональную армию. Но ведь народ состоит из классов. Армия нужна для классовой борьбы. Как же можно призывать в армию и давать оружие врагам рабочего класса?". Идеологическим обоснованием этой позиции был тезис Ленина о том, что только пролетариат "может создать ядро могучей революционной армии". Так или иначе, временный характер добровольческих войск во многом нивелировал отход большевиков от своей политической программы.

После заключения Брестского мира Советская Россия получила своеобразную "передышку", в ходе которой можно было не только осмыслить уже проведенные преобразования, но и наметить план дальнейших реформ. В частности, 9 марта 1918 г. была создана специальная комиссия из военспецов для составления плана "реорганизации армии и создания мощной вооруженной силы на началах социалистической милиции и всеобщего вооружения рабочих и крестьян".
Особое внимание на себя обращает привлечение бывших офицеров русской армии к решению задач по ликвидации постоянных вооруженных сил. Это решение содержало в себе очевидный парадокс, на который не замедлили обратить внимание Н.В. Крыленко и Н.И. Подвойский: "...партизанско-гражданская война, которая предстоит Советской России, после создания новой армии (определенно на социалистических началах) не вмещается в умах г. г. генералов, привыкших к шаблону национальных, а не классовых войн". Правота этого утверждения была подтверждена уже 15 марта 1918 г., когда глава Высшего Военного Совета (ВВС) М.Д. Бонч-Бруевич в докладной записке призвал Совнарком "немедленно приступить к формированию кадровой армии" .



Это обращение не осталось без внимания некоторых видных членов партии. Так, на VII съезде РКП(б) Н.И. Бухарин и Г.Я. Сокольников предложили пересмотреть большевистскую военную программу и перейти к строительству регулярных вооруженных сил. Появление в партии диаметрально противоположных точек зрения на задачи советской военной реформы привело к тому, что в марте 1918 г. ВВС отменил выборность комсостава Красной армии, а Наркомвоен принял постановление о ликвидации солдатских комитетов и других военно-демократических организаций.

Следующей вехой реформирования Вооруженных Сил Советской России стал отказ от добровольчества при прохождении службы. По утверждению Троцкого, в добровольческой армии было "много элемента негодного, хулиганов, лодырей, отбросов". Более того, по его же словам, "никто из нас не станет, разумеется, утверждать, будто формирующаяся сейчас Рабоче-крестьянская армия является последним словом советской армии, в смысле принципов, лежащих в ее основе. Мы положили в основу формирования этой армии принцип добровольчества. Но это не тот принцип, который отвечает характеру рабочей демократии. Это временный компромисс, вытекающий из трагических условий всей материальной и духовной обстановки последнего периода".

В дальнейшем, после назначения Троцкого на пост главы Народного комиссариата по военным делам в мае 1918 г., был поднят вопрос о переходе к принудительным мобилизациям в Красную армию, принят Декрет о всеобщем военном обучении, а также создана специальная организация (Всеобуч), отвечавшая за проведение этого постановления в жизнь. При этом во главе Всеобуча встал уже упоминавшийся Н.И. Подвойский. На новом посту он, по словам М.Д. Бонч-Бруевича, "не удовольствовался допризывной подготовкой трудящихся и начал ратовать за необходимость создания армии милиционного типа с очень коротким сроком службы".

На этом фоне введение в РСФСР всеобщей воинской повинности 29 мая 1918 г., вопреки мнению ряда исследователей, вовсе не означало переход к созданию регулярных вооруженных сил. Наоборот, именно этот принцип комплектования в наибольшей степени соответствовал лозунгу всеобщего вооружения народа и позволял в короткие сроки сформировать многочисленную армию. Идея введения всеобщего вооружения не была официально отвергнута большевистским руководством, а сама по себе принудительность мобилизаций не противоречит принципам народной милиции - ведь общенациональное вооружение не обязательно должно быть добровольным.


Лев Троцкий.

Ответ на вопрос о дальнейшем пути развития РККА должен был дать V съезд Советов, проходивший в Москве в июле 1918 г. Одно из важнейших мест в ходе обсуждения принципов военной реформы занял доклад Троцкого в последний день съезда. С первых же фраз глава Наркомвоена четко обрисовал свою позицию по данной проблеме: "Программа нашей партии, как программа всякой рабочей социалистической партии, говорит отнюдь не о разрушении и упразднении армии в настоящую эпоху борьбы, а лишь о построении ее на новых демократических началах, на началах милиционных, на принципе всеобщего вооружения". Раскритиковав метод добровольческого комплектования войск, как не являвшийся "здоровым принципом в организации подлинно народной демократической армии", Троцкий одобрил установление в Советской России всеобщей воинской повинности и был полностью поддержан большинством делегатов съезда. В резолюции съезда содержалось требование создания "централизованной, хорошо обученной и снаряженной армии", что, вопреки мнению советских историков, вовсе не означало отказ от всеобщего вооружения. Ведь ни майский декрет, ни резолюция V съезда не устанавливали строгие сроки службы в вооруженных силах, что вполне может говорить об их милиционной направленности. К тому же перечисленные качества армии не являются исключительными свойствами регулярных войск.
Все это происходило на фоне эскалации Гражданской войны, отягощенной военным вмешательством иностранных государств. В течение 1918 г. Красная армия потерпела ряд поражений на Северном, Южном и Восточном фронтах, что вынуждало советских лидеров задуматься о целесообразности продолжения военных реформ по избранному пути. Тем не менее глава Наркомвоена, пользовавшийся в партии и правительстве значительным авторитетом, не желал признавать ошибочности и неэффективности проведенных преобразований.

Следующим шагом на пути реализации планов формирования милиционной армии стало создание в сентябре 1918 г. Революционного Военного Совета Республики (РВСР) по главе с Троцким. Данный орган объединил в себе основные звенья военного управления РСФСР, став единым управляющим центром советской воинской организации, а его главной задачей стало превращение Советской Республики в "единый военный лагерь". Это являлось несомненным свидетельством стремления части военно-политической элиты распространить нормы военной организации на все сферы жизни страны, т.е. способствовать тотальной милитаризации общества. Формирование централизованного аппарата управления войсками даже позволило Главнокомандующему советскими Вооруженными Силами И.И. Вацетису уже в октябре назвать Красную армию "регулярной", хотя до этого еще было далеко.


Вацетис и Троцкий.

В то же время многие члены РКП(б) стали постепенно склоняться к идее использования практического опыта Российской империи в строительстве советских Вооруженных Сил. Ярким подтверждением данного тезиса служил тот факт, что в ноябре - декабре 1918 г. ВЦИК утвердил первые уставы РККА, по сути являвшиеся слегка переработанными уставами русской императорской армии. Однако этого было недостаточно для начала кардинального пересмотра официальных партийных позиций по военному вопросу, поскольку параллельно с принятым решением заявлялось, что принятые уставы "будут пересмотрены по мере развития РККА в направлении перехода к милиционной системе формирования".

Ситуация изменилась в начале 1919 г. Вопреки мнению ряда руководящих работников на местах, по-прежнему считавших, что "военная политика коммунистической партии должна иметь своей основной целью решительную борьбу с наклонностями копировать в строительстве Красной армии военный механизм феодально-буржуазного и империалистического государства", предкризисное положение советских Вооруженных Сил становилось все явственней. Численность Красной армии приблизилась к миллиону человек, обучение и содержание которых требовали от государства огромных финансовых затрат - не хватало продовольствия, боеприпасов, обмундирования. В сущности, столь многочисленные войска становились для Республики тяжелым бременем, поэтому вопрос о дальнейшем бесконтрольном увеличении их числа становился все острее.


Сталин. 1918

Как следствие, в марте 1919 г. на VIII съезде РКП(б) было принято принципиальное решение о внесении изменений в программные установки правящей партии. Доминирующие воззрения делегатов выразил И.В. Сталин: "...либо создадим настоящую рабоче-крестьянскую регулярную армию и защитим Республику, либо мы этого не сделаем, и тогда дело будет загублено". В итоге в "Резолюции по военному вопросу" отмечалось, что тезис о создании всенародной милиции "отбрасывается на ближайший исторический период". Всячески подчеркивалось: формируемая Красная армия "является не милиционной, а "постоянной", "регулярной" по методам формирования и обучения". Более того, п. 5 названной Резолюции содержал следующие положения: "...противопоставление идеи партизанских отрядов планомерно организованной и централизованной армии...представляет собой карикатурный продукт политической мысли или недомыслия мелкобуржуазной интеллигенции", "проповедовать партизанство как военную программу - то же самое, что рекомендовать возвращение от крупной промышленности к кустарному ремеслу"  и т.д. В дальнейшем предпринятые в 1918 г. шаги по созданию воинских частей были объявлены вынужденной мерой, вызванной необходимостью "непосредственного, немедленного отпора внутренним и внешним классовым врагам".

Таким образом, окончательный разрыв большевистской партии с дореволюционной Программой в области военного строительства произошел весной 1919 г. Именно решения VIII съезда стали отправной точкой формирования в РСФСР регулярной кадровой армии, впоследствии доказавшей свою боеспособность. Коренной пересмотр принципов военной реформы доказал динамичность идеологии РКП(б), ее способность приспосабливаться к изменяющимся условиям, что выгодно отличало большевиков от их противников. В конечном счете именно это качество в немалой степени способствовало победе Советской Республики в Гражданской войне.



А.А. ИВАНОВ

http://justicemaker.ru/view-article.php?id=26&art=1868 - цинк

С Праздником, Товарищи!

Оригинал взят у colonelcassad в Создание Красной Армии и политическая программа большевиков





Recent Posts from This Journal


promo aloban75 january 31, 20:50 34
Buy for 50 tokens
Замечательная новосибирская группа Silenzium выпустила новый потрясающий клип, на это раз, на тему рабочего комсомола. Музыка - A.Пахмутова Аранжировка - Наталья Григорьева Автор сценария – Наталья Григорьева, Андрей Береснев Режиссер – Андрей Береснев Ранее я думал, что…

  • 1
в сообществе 17 часов...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account