ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

Призваны в мир мы вовсе не для праздников и пирований. На битву мы сюда призваны

Previous Entry Share Next Entry
Что общего между луком стреляющим и луком растущим?
славянин огорчен
aloban75
И причём здесь глагол to look.
2
У тех, кто берётся изучать русский язык, вызывает удивление понятия «лук» и «лук». Что общего может иметь лук, растущий на грядке, и лук, служивший до сравнительно недавних времён в качестве средства дистанционного поражения дичи и воинов противника? Действительно, английские onion и bow, немецкие Bogen и Zwiebel или осетинские æрдын и хъæдындз на слух ничуть не похожи. Однако оба наших лука похожи по звучанию на английский look, и это для британских учёных тоже оказалось неразрешимой загадкой.

Во всех германских языках нашему луку соответствуют слова, происходящие от древнегерманского слова «буга», означающего дугу. От буги происходят староанглийское boga, со временем превратившееся в bow, голландское boog, шведское båge и датское bue. В романских же языках все стреляющие луки происходят от латинского слова «arcus», также первоначально обозначавшего изгиб. Близко ему и армянское աղեղ, и упомянутое осетинское æрдын, и ни в каких других языках, кроме славянских, лук с луком не совпадают.

Над этой загадкой долго корпел известнейший знаток русского языка Максимилиан Романович Фасмер. Он исходил из предубеждения, что оба слова являются заимствованиями из других языков. Весь русский лексикон Фасмер считал заимствованным откуда-либо. Даже русская лошадь у него была связана с тюркской алашой, а собака с тюркским кобяком. Поэтому всё, что в русском издании фасмеровского словаря не объяснено заимствованиями, является следствием исправлений и дополнений, сделанных Олегом Николаевичем Трубачёвым при переводе словаря Фасмера на русский язык.

Прежде всего, Фасмер решил, что лук стреляющий и лук растущий ничего общего между собой не имеют. Решил он это на том основании, что в церковнославянском языке эти луки пишутся по-разному. Если стреляющий лук писался как лѫкъ, то растущий как лукъ.
То есть, стреляющий лук отличался от растущего буквой «ѫ». Буква эта, называемая большим юсом, произносилась как носовой звук и в болгарском языке наряду с большим (голямым) юсом называлась также большой носовкой.

В отличие от лука треляющего, у лука растущего имеется куча соответствий в германских языках: по-староанглийски он lēac, по-шведски – lök, по-датски – løg, по-норвежски – løk, а на современном английском leek это лук-порей.

Такое обилие локов, лёгов и ликов в германских языках и убедило ещё одного немецкого слависта Эриха Бренекера в том, что «протославянский *lukъ» происходит от «протогерманского *lauka», и его выводом Фасмер и воспользовался.
Но если источники заимствования для растущего лука он нашёл быстро, то искать, откуда заимствован лук стреляющий, ему пришлось с 1937 по 1953 годы. В конце концов, Max Julius Friedrich Vasmer сделал окончательный вывод, что русский стреляющий лук ведёт своё происхождение от древнепрусского слова «lanktis», обозначавшего вилы.

Но это ещё не самая нелепая этимология. Некоторые учёные додумались до того, что русский лук происходит от венгерского слова «lyukak», означающее просто «дырка». Как тут не вспомнить бессмертные гоголевские слова, вложенные Николаем Васильевичем в уста Балтазара Балтазарыча Жевакина: «А один мичман, и даже хороший мичман, был по фамилии просто Дырка»?

Однако Фасмер не учёл, что к моменту появления церковнославянского языка носовка ѫ уже слилась в произношении с «у», как впоследствии слились «е» и «ѣ», а разное написание обоих луков было введено нарочно, чтобы отличать их на письме друг от друга. По таком же принципу решили различать миръ и мiръ, для чего и ввели написании их через разные буквы, обозначающие один и тот же звук. Поэтому предположение Фасмера о разном происхождении луков является ошибочным.

На самом же деле оба лука всё-таки имеют общее начало. И это самое начало в древнерусском языке звучало как лук. От него происходил глагол «лукати». Означал этот глагол тянуть, вытягивать и, соответственно, натягивать. От этого глагола происходят и староанглийское lūcan. Первое его значение это тянуть, а второе – смотреть, выискивать, вырывать взглядом из общей кучи. От этого второго значения и образовался современный глагол to look.

Таким образом, лук стреляющий называется так потому что его натягивают, а лук растущий называется луком по той причине, что его вытягивают из земли.

Первоначально между «у» и «к» был ещё и звук «н», и в результате вытягивания луковицы из земли получалась лунка. Остаток варианта с «н» имеется, например, в санскрите. Слово लून (луна) в нём означает лунку и рану, а глагол лункати – вытягивать. От этого лунки, кстати говоря, происходит и русская лужа, и болгарская, сербская и македонская локва, и даже латышская Ludzа.



Линк






Recent Posts from This Journal


promo aloban75 january 31, 20:50 34
Buy for 50 tokens
Замечательная новосибирская группа Silenzium выпустила новый потрясающий клип, на это раз, на тему рабочего комсомола. Музыка - A.Пахмутова Аранжировка - Наталья Григорьева Автор сценария – Наталья Григорьева, Андрей Береснев Режиссер – Андрей Береснев Ранее я думал, что…

  • 1
Интересный материал. Но не полный.

Лук (и который растет, и который стреляет) и все прочие лунки и т.д., включая санскритские корни, происходят от еще более древнего корня, который означал "тянуть", но не прямо (как ведро из колодца или кота за хвост), но оттягивая в сторону - т.е. имел значение "выворачивать из земли", тянуть не вдоль оси, но с отклонением от нее.

Отсюда и нынешняя "лучина", и "улучить момент" и прочие однокоренные. Т.е. и вытянуть луковицу из грядки, и вывернуть набок огромный пень - передавалось одним корнем. И ту самую сказочную "репку", которую вытягивали (или выкорчевывали-выворачивали) всем семейством, тянули именно этим общим глаголом... Ее лучили из земли. Впрочем, так получали многие продукты питания. Потому мы до сих пор урожай получаем, а не выращиваем. Когда он на поверхности - собираем, а когда дергаем с грядок - получаем.

Со временем этот прото-корень разделился на две большие семантические ветви - одна ветвь "тянуть", а вторая "отгибать в сторону", "изгибать", "гнуть", "искривлять". От второй ветви происходят "излучина реки" (характерно искривленное русло) и "лукоморье" (морской залив, бухта - с характерной дугообразной береговой линией). Кстати, отсюда же и эпитет "лукавый" - т.е. челевек хитрый, не прямой. Лукавить = кривить душой. Глагол "отлучиться" того же происхождения - т.е. отклонитьсся от некой общей линии, общего дела. Ну, и "лучина", которую не вытягивают из палена, но отщипывают путем отведения, отклонения в сторону и отдирания.

Таким образом, и лук, который растет, и лук, которым стреляют, происходят из одного древнего корня, бытовавшего еще до выделения собственно санскритских диалектов из общего праславянского языка. Лук на грядке происходит непосредственно от значения "вытягивать", а лук со стрелами - от значения "изгибать".

Семантическая ветвь "изгибать" более позднее явление, чем ветвь "вытягивать". И этот отпечаток прослеживается вплоть до фиксации на письме (о чем упомянуто в материале). Старославянский "Лу(н)к" (с носовым юсом) более древний, чем "лук" (из которого стреляют) и "лукоморье" (которое морской залив).

Кстати, полезно вспомнить и слово "случай" - т.е. пересечение неких отклонившихся от прямолинейности ветвей (событийных). Когда два "отклонения" от ординарного течения событий пересеклись, возникает их "случай" - непредвиденное, заранее непредсказуемое (неординарное) пересечение обстоятельств. "Отлучить" и "случить" - два диалектически противопоставленных действия - можно отогнуться, отклониться от чего-либо ("отлучиться"), а можно к чему-нибудь преклониться, приблизиться ("прилучиться", "случиться"). От этой диалектической пары происходит и неупотребимое ныне понятие "быть в случае", "быть при случае" (быть в фаворе, в близких отношениях с патроном).

Спасибо! Отлично.

Осталось вспомнить про Великие Луки и другие Луки в топонимики


Отличный анализ, но всё же немного поперечу. "Лукать" и "лукнуть" это особый тип вращательного движения в одной плоскости вокруг локтевого сустава. Предмет, выпущенный из руки при таком движении имеет траекторию, выходящую за угол обзора. Тот-же угол обзора меняется, если прищурить один глаз.
"Лучить" же - не обязательно искривлять, скорее - отклонятся на небольшой угол. Такой угол. как у пучка света, проникающего в щель в стене. Лучина,как правило, имеет продольный срез с чёткой продольной лучевой текстурой.

Edited at 2017-04-24 09:40 pm (UTC)

Так тут нет никакого "переченья".

Само исходное действие "лучить" - изначально имеет сложный комплексный растянутый по времени характер, включающий и вытягивание, и искривление, и отклонение, и отделение. И будучи разложенным на эти составляющие, оно и дало весь семантический спектр, о котором мы говорим.

И даже ваша формулировка - "отклонятся на небольшой угол" - подспудно включает и аспект искривления. Действие "лучить" не одномоментно по своей природе. И на разных этапах этого единого действия присутствуют элементы разного характера, включая искривление. И та же лучина, имея в конечном счете "срез с чёткой продольной лучевой текстурой", в процессе отделения от палена искривлялась, отлучалась от палена. А если бы она отщепилась от палена сразу в своей прямой окончательной "ипостаси" (т.е. минуя стадию искривления), то она была бы уже не лучиной, но щепой. Т.е. была бы результатом другого действия.

По этой же причине пластины гонта (тонкие лопатообразные сколы древесины для "деревянной черепицы") мы никогда не называем лучинами (или, например, "широкими лучинами"), хотя процесс их изготовления довольно схож с "лучением". Дело в том, что пластины гонта в процессе изготовления из-за своей ширины не гнутся, но откалываются, отщепляются целиком без видимого промежуточного искривления. А со словом лучина мы ассоциируем только тонкие линейные элементы, способные плавно изгибаться в процессе изготовления. В этом проявляется семантический отпечаток комплексности исходного сложного действия, не смотря на "прямолинейный" результат.

Говоря о луче света (или ища истоки корня "лук" в английском), мы имеем дело с явлением уже получившим некую сущностную "самость", уже имеющем "прямолинейность" как базовое осознаваемое свойство. Но в подсознании мы держим и его "родословную", в которой на каком-то раннем участке бытия (не нулевом по времени) имело место отклонение-искривление - т.е. "лучение" частного от более общего. Но сам архетипический образ "лучения" включает элемент искривления, а не обламывания, скола или единовременного параллельного отхождения в сторону. Собственно "лучом" мы называем некий уже прямолинейный участок того, что в свое время слегка отклонилось от некого тоже прямолинейного, но более общего основания. И не важно, говорим ли мы о луче света или о лучине. В любом случае мы подразумеваем ранее имевшее место небольшое отклонение. Но любое отклонение, взятое в промежутке времени, включает семантический концепт "искривления" - будь то траектория движения или иной подобный процесс. Отклонять, клонить, отгибать - везде радиус, везде семантика искривления.


P.S. Кстати, локоть, вокруг которого совершаются описанные вами действия, потому так и называется, что связан с этими действиями (имеющими радиусную, искривляющую компоненту). Точнее, и действия, и сустав - одного древнего корня. И корень этот все от того же древнего "лучения". Сустав как раз позволяет единым действием совершать все три компонента "лучения". А две параллельные (и функционально идентичные) кости, соединяющие запястье и локоть, называются - локтевая и лучевая.

/исходное действие "лучить"/ - Из личного опыта: пробовала делать лучину при помощи ножа. Получалось тогда, когда попадаешь именно между волокнами, не отклоняешь и не пересекаешь их. Было давно, у бабушки в селе, всей техники не помню, но кажется, чем незаметнее отклонение, тем длиннее получается лучина.

/пластины гонта/ - на целостность пластин небольшое пересечение волокон не скажется так, как на целостности лучины.

/ "лук" в английском/ - тут предположу, что именно вращательное движение глаз, и соответственно линии взгляда стало образующим понятием у них для глагола. Непременно, во всех описываемых движениях есть криволинейность, но в "лучить", определяющее - прямолинейная направляющая.

Почему вы не хотите согласится, что "лукнуть" и лучить несколько разные движения?
В той же технике стрельбы из лука сначала вытягиваем стрелу по направляющей руки, то есть, лучим, а следующее - когда отпускаем - лукнем эту стрелу при помощи тетивы.








"Получалось тогда, когда попадаешь именно между волокнами, не отклоняешь и не пересекаешь их"
Да, именно, когда лезвием попадаешь между волокнами. Но это в начале. А а потом, когда начальный надрез сделан, лучину уже не режут до конца, но отлучают, отводя начальную часть в сторону. Частично отделенная лучина при этом слегка изгибается и именно этим напряжением, возникающим при изгибе, развивается трещина между волокон. Точка отрыва - острие трещины - перемещается вдоль лучины, и она вся в конце концов оказывается отделенной по волокну. Т.е. "правильную" лучину не режут до самого конца, ножом (топором) ее ее только надрезуют и далее отлучают руками. И именно этот прием позволяет провести разделение (трещину), повторяя небольшие волны волокон, чего не сделаешь лезвием. Даже когда лучину отделяют не рукой, но самим лезвием (за счет его толщины или небольшого поворота), острие трещины все равно идет по волокнам и опережает лезвие сантиметров на десять.

"на целостность пластин небольшое пересечение волокон не скажется"
Гонт делают по тому же физическому механизму, что и лучину - тоже вдоль волокон. Но там из-за мощности отделяемой части для развития трещины достаточно очень небольшого отведения начала пластины - буквально на пару миллиметров. Но и усилие требуется большое. Готн разнимают уже не рукой, но всегда самим лезвием (либо его толщиной, либо поворотом). И из-за малого искривления пластины кажется, что она отделается сразу целиком без видимой деформации - она как бы сразу откалывается. Т.е. при изготовления гонта не просматривается "лучение" как таковое, как характерный вид действия. Соответственно, гонт и не называют лучиной.

"Почему вы не хотите согласится, что "лукнуть" и лучить несколько разные движения?"
Действия немного разные, но их названия происходят от одного и того же корня. Но сам лук (из которого стреляют) получил название от своей изогнутой формы. Как и лучковая пила, где вместо тетивы лезвие. Потому из лука не лучат, но стреляют стрелами.

"в "лучить" определяющее - прямолинейная направляющая".
ЛучИть (с ударением на И) - движение характерное и направленное на себя. Если вы прямо сейчас ради эксперимента изобразите движение, которым выдергивают репку, то сразу увидите, какое действие называется словом "лучить" - тянуть с дугообразным искривлением траектории. Ударение в этом глаголе изначально было на последнем слоге - лучИть, отлучИть, улучИть, получИть, лучИна. Когда речь идет о неком более абстрактном явлении, не связанном напрямую с вышеописанным действием, то ударение часто переходит на первый слог - слУчай, слУчка, полУчат, полУчка и пр. Если слово "лучить" использовать в отношении стрельбы из лука, то оно будет иметь ударение на первом слоге - лУчить, поскольку оно находится в семантическом пуле, связанном с лучом, а не с луком - т.е. осмысляется оно как производное от слова луч (метать лучи), а не от слова лучИть (вытягивать, изгибая). Т.е. в слове "лучИть" определяющее искривлять, отклонять, а в слове "лУчить" - да, прямолинейная направляющая. Но слово лУчить вторичного, более позднего происхождения. К сожалению, эта "ячейка" в языке сегодня пустует. Слово лУчить не прижилось и было фатально вытеснено словом стрелять. Мы даже глазами (в отличие от англоговорящих) не лУчим, но тоже стреляем... В силу древности и плодовитости корня правило с ударением совсем не абсолютно, но часто позволяет проследить взаимосвязь и взаимопроисхождение слов.

/сам лук (из которого стреляют) получил название от своей изогнутой формы./ - У нас на уровне подсознательной логики ещё сохранился способ определения приспособлений не толтько по геометрическим характеристикам, а по физическим. Современные бибики, тарахтелки (идентификация по звуку), брызгалки и распылители(идентификация по функции. Та же пищаль не просто дудка. В этом месте рассуждений вспомнилась праща, этимология которой не совсем чёткая.
Сама "стрела" мне тоже кажется суть производная от звука или глагола. Помнится детская забава с линейкой - одним концом прижимаешь к краю стола и дёргаешь за другой конец - трррр.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account