ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

Призваны в мир мы вовсе не для праздников и пирований. На битву мы сюда призваны

Previous Entry Share Next Entry
РАТНЫЕ ПОДВИГИ ВОЕННЫХ ГЕОЛОГОВ
В Атаку!
aloban75



На любую большую войну работает почти все народное хозяйство воюющих держав. Не остается в стороне и такая, казалось бы, самая мирная отрасль, как геология. Так, почти во всех странах, принимавших участие во Второй мировой войне, создавались специальные военно-геологические организации, в задачу которых входила подготовка различного рода карт, справочных материалов, характеризующих природную обстановку в местах проведения боевых операций. Эти карты и материалы содержали данные о проходимости местности для техники, местоположении водоисточников и водозаборов с их характеристиками, о наилучших местах преодоления водных преград и другие сведения, необходимые командирам и штабам всех уровней.

Германский генеральный штаб, например, издавал подобные военно-геологические справочники до 1944 г., т.е. до той поры, пока не стало совершенно очевидно, что генералам вермахта они больше не понадобятся. Эти карты-справочники включали территорию СССР до Западной Сибири, всю Европу, страны Ближнего Востока и Северной Африки. Выполненные с немецкой педантичностью, они содержали такие детали местности, о которых порой не знали и сами хозяева «нарисованных» территорий.

Естественно, такого рода работа, итоги которой носили гриф «Секретно», проводилась и в Советском Союзе, в частности трестом «Спецгео», созданным в 1933 г. Однако с началом Великой Отечественной войны выяснилось, что командный состав Красной Армии остро нуждается в сведениях военно-геологического характера, касающихся собственной, уже далекой от границы территории. «Спецгео» же до войны занимался в основном изучением приграничных - как с той, так и с нашей стороны - регионов, что вытекало из общей военно-политической установки того времени: бить противника на его собственной территории.

Обстановка потребовала жестких и быстрых решений. Срочно были созданы десятки военно-геологических отрядов (ВГО) для исследования местности, ставшей театром военных действий. Им надлежало проверить состояние поверхностных водотоков и водоемов, определить глубину залегания подземных вод, их качество, водообильность, сохранность существующих водоисточников, возможности проходимости местности, наличие месторождений минерального сырья для военного строительства (щебня, песка, гравия, глины и т.п.), охарактеризовать леса с точки зрения использования их в качестве стройматериала, в целях маскировки, а также реальность преодоления их танками.


Карты-справочники, как правило, составлялись на основе уже имевшихся в отрядах и в «Спецгео» источников, в том числе и аэрофотоснимков, а затем уточнялись и дополнялись рекогносцировкой на местах. Информация, полученная инженерной разведкой, могла учитываться командованием при наступлении - пройдут ли наши танки в тех или иных условиях, так и в обороне - пройдут ли танки противника.

В первые месяцы войны ВГО, имея «костяк» из профессионалов «Спецгео», доукомплектовывались преподавателями и студентами МГРИ, МГУ и других вузов столицы, работниками Главгидростроя. Надо отметить, что в «Спецгео» в годы Великой Отечественной войны трудились многие известные ученые, крупные специалисты и организаторы производства.

На плечи этих, в общем-то, далеких от военного дела людей в горькие дни поспешного летнего отступления 1941 г. обрушилась вся тяжесть срочных спецзаданий, направленных на обеспечение командования инженерно-геологической информацией. Люди работали сутками. Нередко случалось, что подготовленная за ночь карта на утро оказывалась ненужной, и все приходилось делать заново, но уже для новых пунктов обороны.

Особенно трудно в те дни пришлось военно-геологическим отрядам, работавшим на Западном фронте, и имевшим задачу обеспечивать соответствующей инженерно-геологической информацией строителей оборонительных рубежей на Смоленско-Вяземской и Можайской линиях, а также на близких подступах к Москве.

Всего за три месяца (сегодня это представляется просто нереальным) было обследовано несколько тысяч километров рек и огромная площадь заболоченных территорий, произведен поиск строительных материалов, выполнена комплексная гидрогеологическая съемка с целью выявления участков, позволяющих благодаря близкому залеганию грунтовых вод наладить водоснабжение оборонительных рубежей.

Были исследованы места, пригодные для затопления, устройства плотин и водосборов, обследованы с целью выявления устойчивости откосов многие участки, где должны были проходить трассы эскарпов и противотанковые рвы. Особое внимание уделялось болотам, заболоченным территориям и рекам: необходимо было установить их проходимость. По окончании исследований информация оперативно в виде карт, кратких отчетов, рекомендаций, проектов передавалась в инженерные отделы штабов фронтов, армий.

Первые два года войны в системе военно-геологических отрядов имелись определенные организационные различия. Так, военно-геологическое обслуживание войск Ленинградского фронта в период блокады города производилось Отделом военной геологии Всесоюзного геологического института (ВСЕГЕИ). К работе привлекались еще 15 организаций, имевших в своем составе гидрогеологов и буровых мастеров.

Отделом проводились работы по водоснабжению Ленинграда, составлению военно-геологических карт, инженерно-геологическому обслуживанию действующих частей, по поиску месторождений строительных материалом в интересах военно-полевого строительства. За время блокады было подготовлено порядка 60 геолого-литологических и водоснабженческих карт, большое количество схем и проектов искусственных оборонительных рубежей с возможным затоплением местностей, в том числе по устройству около 200 плотин и других водных преград на пути движения противника.

Приходилось выполнять и другие оперативные задания штаба Ленинградского фронта.

На Кавказе с 1942 г. успешно работал ВГО-7 под началом Б. Д. Русанова. В то время как в других отрядах работало от 8 до 20 человек, в ВГО-7 трудилось до 70 человек. Объяснялось это, может быть, тем, что отряд обслуживал не только нужды Закавказского фронта, но и вхождение наших войск в Иран. Русанов умело организовал работу отряда, привлек к ней ученых Грузинской АН, Экспедиции особого назначения АН СССР, Грузинского геологического управления и других учреждений.

Учитывая особенности боевых действий в горной местности, в частности, организацию обороны на перевалах, военные геологи в сентябре 1942 г. по заданию командования Закавказского фронта составили военно-геологические карты на топографической основе масштаба 1:200 000, в кратчайшие сроки показав проходимость дорог, троп и перевалов в высокогорных районах, водопункты, месторождения дорожно-строительных материалов, посадочные площадки для самолетов, командные высоты с указаниями по просматриваемости местности и т.п.

Карты ВГО-7 в период борьбы за Кавказ служили обоснованием оперативных решений. Они не потеряли своего значения и в ходе наступательных действий в районах Моздока и Краснодара.

Военно-геологическое обеспечение наступательных операций 1, 2 и 3 Белорусских фронтов летом 1944 г. осуществляли ВГО-1 (Е. Г. Чаповский), ВГО-5 (Г. Н. Раков), ВГО-13 (М. Ф. Нижегородов), ВГО-15 (А. А. Янковский), ВГО-16 (А. И. Шапиро). Эти отряды проделали большую работу, обеспечив командование характеристиками проходимости местности, картами условий преодоления водных преград, водоснабжения и др.

Сталинградскую операцию обеспечивал ВГО-6 под руководством А. Е. Бабинца, решавший задачи водоснабжения войск в засушливых степных районах, инженерно-геологического обеспечения строительства фортификационных сооружений, поиска и разведки месторождений природных строительных материалов.

Военно-геологическое обслуживание войск в период наступления в низовьях Кубани и на Таманском полуострове выполнял ВГО-8 под руководством П.В. Куницына. Кроме обеспечения водоснабжения надо было искать пути для прохода войск и техники в плавнях Кубани и в районах лиманов. Информация добывалась путем проведения инженерной разведки, обследования дорог, мостов, рек, переправ, бродов, лиманов, болот и т.п.

Для обеспечения Корсунь-Шевченковской операции геологами ВГО-11 (начальник В. М. Бицилли) была проделана большая работа не только по изучению местности, изобилующей оврагами, балками, долинами, но и по составлению проектов организации новых водозаборов, поскольку на освобожденных территориях противник разрушил или отравил многие водопункты. Все указанные работы были выполнены в требуемые сроки и использованы при разработке плана Корсунь-Шевченковской операции.

В ходе наступления в Белоруссии и Прибалтике войска особо нуждались в сведениях о проходимости водных преград с заболоченными поймами. Геологам приходилось составлять специальные карты условий проходимости местности в масштабах 1:50 000, 1:100 000 и 1:200 000 для всех фронтов на глубину от Днепра до Вислы.

К началу наступления войск штабы фронтов и армий получили также карты условий преодоления Днепра, Березины, Друти, Свислочи, Западной Двины, Припяти, Немана и других рек на этом направлении. Начальник инженерных войск 3-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Н. Баранов, отзываясь о работе ВГО-1 отмечал, что подготовленные им карты условий проходимости отличаются высокой точностью, детально освещают условия форсирования рек.

В заключение хотелось бы сказать, что если военные учитывают геологические условия, то экономятся время, силы и технические средства, войска несут меньше потерь, как в обороне, так и в наступлении, и уже это одно равносильно приросту сил.

К сожалению, работавшие на фронтах Великой Отечественной войны геологи долгое время к фронтовикам не относились, и не имели ни соответствующих пенсий, ни льгот. Лишь в июле 1996 года эта несправедливость была исправлена: директивой Генерального штаба ВС РФ, и военно-геологические отряды «Спецгео» были отнесены к частям, входившим в состав действующей армии.


Ю. С. Татарчук, заслуженный геолог России, генеральный директор ГП «Гидроспецгеология»
В. К. Шевченко, лауреат Государственной премии РСФСР






Recent Posts from This Journal


promo centercigr ноябрь 10, 10:40 4
Buy for 60 tokens
Девочка стала жертвой обстрела Еленовки подразделениями ВСУ, которые проводились с завидной регулярностью, и нуждалась в срочной операции. Ранение было серьезным, осколок повредил позвоночник, в результате чего у Вики отнялись ноги. Вика приняла на себя основной удар, в определённый момент…

?

Log in

No account? Create an account