ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

Призваны в мир мы вовсе не для праздников и пирований. На битву мы сюда призваны

Previous Entry Share Next Entry
Николай Морозов - солдат революционно-просветительского фронта
Серп и Молот
aloban75



Николай Александрович Морозов прожил 92 года. Из них 77 лет он был естествоиспытателем, 74 года - бойцом революции, 29 лет - узником одиночных камер царских тюрем, 40 лет - доктором химии и математики, 14 лет - почетным членом Академии Наук СССР и последние 36 лет своей жизни - дипломированным пилотом. Морозов оставил Родине и человечеству 3000 научных трудов (лишь 400 из них были напечатаны при его жизни!), много прекрасных стихов и прозаических произведений, а в возрасте 90 лет на Волховском фронте из снайперской винтовки отстреливал немецких солдат.

Николай Александрович Морозов родился 25 июня 1854 года в дворянской семье в имении Борок Ярославской губернии. Матерью его была крепостная крестьянка А. В. Морозова; отец - молодой богатый помещик Щепочкин, который влюбился в свою крепостную, дал ей вольную и женился на ней. Сын от этого брака (не освященного церковью) получил фамилию матери.

Николай Морозов воспитывался в доме отца, отличаясь с детства большой любознательностью и особым пристрастием к естественным наукам: он собирал гербарии и коллекции минералов, читал книги из домашней библиотеки, по ночам забирался на крышу дома и часами изучал звездное небо. Пребывание Морозова в московской классической гимназии, куда он поступил в 1869 году, было непродолжительным. За активное участие в организации "тайного общества естествоиспытателей-гимназистов" и издание рукописного нелегального гимназического журнала, в котором наряду с научными статьями помещались и заметки на политические темы, Морозов был исключен из 6-го класса.

В начале 1870-х годов Морозов знакомится с видными революционерами-народниками С. М. Кравчинским, Д. А. Клеменцем и другими и вскоре принимает участие в пропаганде социалистических идей среди крестьянства. В этой работе, переодеваясь и выдавая себя то за кузнеца, то за сапожника, Морозов проводит лето 1874 года, переходя из деревни в деревню, ведя беседы с крестьянами, читая и распространяя среди них запрещенную литературу. Когда начались массовые аресты среди народников, Морозов возвращается в Москву, где подвергается преследованию полиции.

Вскоре, в том же 1874 году, он вынужден был уехать за границу. В Женеве Морозов устанавливает связи с русскими эмигрантами, становится редактором бакунинского журнала "Работник", сотрудничает в лондонской газете "Вперед!", издаваемой П. Л. Лавровым. Здесь же он был принят в члены Интернационала.


В 1875 году он пытается вернуться в Россию нелегально, но на границе его задерживают жандармы, как одного из "самых опасных русских заговорщиков". {Под этим определением фамилия Морозова значится в списке лиц, который был тайно разослан правительством по всем полицейским учреждениям империи для усиленного розыска и препровождения в тюрьму.}

С 1875 по 1878 год Морозов провел в Петербургской тюрьме предварительного заключения. Не теряя времени даром, пытаясь, по возможности, заниматься математикой, физикой, астрономией, он в тюрьме изучал иностранные языки, готовился к деятельности профессионального революционера. Там были написаны и первые его стихотворения. Во время заключения Морозов привлекался к суду по "процессу 193-х", который длился почти три месяца. В результате он был вновь приговорен к тюремному заключению, но ему был зачтен трехгодичный срок его пребывания в следственной тюрьме.

По выходе из тюрьмы Морозов, узнав, что приговор над ним подлежит пересмотру, как "слишком мягкий", тотчас же переходит на нелегальное положение. К этому времени относится его вступление в организацию революционных народников "Земля а воля", где он вскоре становится одной из руководящих фигур. Вместе с Г. В. Плехановым он редактирует журнал "Земля и воля". Ввиду наметившихся разногласий с Плехановым, отрицавшим индивидуальный террор как метод политической борьбы, Морозов создает особый орган - "Листок "Земли и воли"", посвященный пропаганде террора, и, наконец, в 1879 году входит в состав террористической группы с девизом "Свобода или смерть", тайно возникшей внутри "Земли и воли".

После окончательного раскола "Земли и волн" Морозов был членом Исполнительного комитета "Народной воли" (в него входили такие великие русские революционеры-социалисты , как А. И. Желябов, С. Л. Перовская, А. Д. Михайлов, Н.И Кибальчич, В. Н. Фигнер, Н. В. Клеточников и другие) и редактором ее печатного органа.

Следуют одно за другим покушения на Александра II, в подготовке которых непримиримый Морозов принимает активное участие. В 1880 ему вновь приходится эмигрировать за границу. Во время своей поездки в Лондон он знакомится и беседует с К. Марксом.

Извещенный письмом Софьи Перовской о необходимости его возвращения на Родину для помощи организации, теряющей одного человека за другим , Морозов в 1881 году делает вторичную попытку перейти русскую границу и тут попадает в руки романовских спецслужб.

1 (13) марта 1881 последняя уцелевшая группа "Земли и воли" убивает Александа II .

В 1882 году по знаменитому "процессу 20-ти народовольцев" Морозов был присужден к пожизненному заключению, которое отбывал сначала в Алексеевской равелине Петропавловской крепости (до 1884 года), а затем, в Шлиссельбургской крепости (21 год).

За первые два года заключения из тех 15 осуждённых народовольцев, кто не был казнен, умерли от голода и болезней 11 человек. Н.А. Морозов содержался в камере №10. Он так же , как и все заболел туберкулёзом и цингой. В 1883 году тюремный врач Вильямс доложил Александру III, что Морозов умрёт через трое суток, но он выжил благодаря придуманной им системе тюремной гимнастики.

Морозов был освобожден по амнистии только осенью 1905 года, после 25-ти лет одиночного заключения.
В этот период он отошел от активной политической деятельности, всецело углубившись в науку.

Все годы пребывания в Шлиссельбургской крепости Морозов посвятил разработке занимавших его научных вопросов, главным образом в области химии и астрономии. Невероятным усилием воли он заставлял себя работать, писать, делать вычисления, составлять таблицы. В заключении Н.А.Морозов изучил французский, английский, немецкий, итальянский, испанский, латинский, греческий, древнееврейский, древнеславянский, украинский и польский языки. Им было написано 26 томов различных рукописей.

Это позволило ему тотчас после выхода из тюрьмы опубликовать одну за другой свои работы: "Периодические системы строения вещества" (1907), "Д. И. Менделеев и значение его периодической системы для химии будущего" (1908). Тогда же, во время заточения, было создано и большинство его стихотворений, напечатанных им в книге "Звездные песни". Выход этой книги в 1910 году вызвал судебное преследование и новое годичное заключение, которое Морозов отбывал в Двинской крепости. Год
пребывания в тюрьме Морозов использовал для написания своих мемуаров.
{"Повести моей жизни", тт. 1-4, Пг., 1916-1918 (изд. 3-е - тт. 1-2, М.,
1965).}

После выхода из тюрьмы Морозов пользовался колоссальным уважением у всех революционных партий и групп России, как один из немногих оставшихся в живых народовольцев. Многие политические организации обхаживали веретена русской революции , пытались склонить выжившего народовольца на свою сторону.

В мае 1908 года по приглашению князя Д.О. Бебутова Н.А. Морозов, вступил в санкт–петербургскую масонскую ложу «Полярная звезда». Масонам Н.А. Морозов был нужен в качестве весьма популярной фигуры для привлечения новых членов, а он интересовался масонскими документами, в частности — революционно–политического характера, которыми они обладали. После ознакомления с движением в 1910 году Морозов выходит из ложи, навсегда потеряв интерес к массонству.

Когда Морозов освободился из Шлиссельбурга, авиация делала свои первые, еще робкие и неуверенные шаги, а о космонавтике мечтали только самые дерзновенные умы. Но будущий ученый смотрел далеко вперед. Он предвидел громадную будущность воздухоплавания и авиации и грядущую космонавтику. Николай Александрович Морозов летал как на самолетах, так и на аэростатах. Современники единогласно признавали его "самым искусным авиатором".

Свой первый полет на аэроплане, напоминавшем "летающую этажерку", Морозов совершил 5 сентября 1910 года с Комендантского поля в Петербурге. Этот полет до полусмерти перепугал царское правительство, продолжавшее считать знаменитого шлиссельбуржца "опаснейшим революционером". Охранное отделение вообразило, что Николай Александрович поднялся в воздух не иначе как с целью сбросить бомбу на голову "государя императора". И хотя ничего подобного не случилось, у Морозова на всякий случай устроили домашний обыск...

Вместе с Плехановым и другими ветеранами социалистического движения был обласкан Временным Правительством.

По политическим взглядам был ближе к большевикам, но в вопросе о социалистической революции выступил оппонентом Ленину. Несмотря на свою проплехановскую позицию, на формальную связь с партией кадетов и лично с В.И. Вернадским , так как от этой партии избирался в Учредительное собрание, он пользовался огромным уважением у большевиков.

После Великой Октябрьской Социалистической революции Морозов целиком посвятил себя научно-педагогической и общественной деятельности. Он был избран директором Естественно-научного института имени П. Ф. Лесгафта, почетным членом Академии наук СССР. Именно в этом институте по инициативе учёного начиналась разработка ряда проблем, связанных с освоением космоса.

Перу Морозова принадлежат книги "Откровения в грозе и буре" (1907) и "Христос" (семитомный труд 1924-1932 годов), в которых он на основе данных астрономии и геофизики пытался обосновать совершенно новую концепцию всемирной истории, не представляющую научной ценности, но по-своему примечательную. (На базе этой концепции современные «последователи» создали «Новую хронологию», используемую для разрушения исторического знания.)

Последние годы Морозов жил на родине, в имении Борок Ярославской области, которое было пожизненно закреплено за ним по личному указанию В. И. Ленина.

29 марта 1932 года Н.А. Морозов избирается почётным членом АН СССР, как «химик, астроном, историк культуры, писатель, деятель русского революционного движения». Почётный академик — редкое звание, которое до революции присваивалось лишь членам императорской фамилии и их вернейшим слугам (Бенкендорфу А.Х., Победоносцеву К.П. и т.п.). За все годы советской власти оно присваивалось лишь 10 раз.

В 1944 году в честь Н.А. Морозовабыли учреждены 7 стипендий по астрономии, химии и физике в Московском университете, в Академии наук и в институте Лесгафта.

По объему научно-популярной и просветительской работы в 20-30 гг Морозову не было равных.

В 1939 году Н.А. Морозов в возрасте 85 лет окончил снайперские курсы Осоавиахима и , несмотря на свой возраст, через три года на Волховском фронте добровольцем участвовал в военных действиях против немецко-фашистских захватчиков.

Награждён двумя орденами Ленина(1944, 1945) и орденом Трудового Красного Знамени (1939).

Дожил член исполнительного комитета «Народной Воли» и до великого Дня Победы.


Письмо Н.А. Морозова – И.В. Сталину. После 9 мая 1945.

Копия. Автограф

Дорогой Иосиф Виссарионович,

Я счастлив, что дожил до дня победы над германским фашизмом, принесшим столько горя нашей Родине и всему культурному человечеству и поставленным на колени исключительно благодаря Вашей мудрой твердости и гениальной прозорливости, проявившихся от начала и до конца Отечественной воны.
Присоединяюсь от души к приветствию моих сотрудников по Ленинградскому Гос(дарственному) Естественно-Научному Институту, как его дирек (Л. 6)
тор, я прилагаю к нему также и свое восхищение привет и поздравления.
День 9 мая останется навсегда для России днем незабываемой славы, связанной с Вашим именем, как именем замечательного вождя.(Л. 6 об)

Почетный академик Николай Морозов
(бывший шлиссельбуржец)

Архив Российской Академии наук. Ф. 543 (фонд Н.А. Морозова). Оп. 2. Д. 62. Л. 6 – 6 об.


Умер Морозов на 93-м году жизни, 30 июля 1946 года.

Узнать о жизни русского революционера- просветителя можно из книг

«Николай Александрович Морозов. Учёный–энциклопедист»,— М.: Наука, 1982.
«Нетерпение» повесть об Андрее Желябове Юрия Трифонова.

После Октябрьской революции был издан почти исчерпывающий свод поэтических произведений Морозова: "Звездные песни". Первое полное издание всех стихотворений до 1919 г." (кн. 1-2, М., 1920-1921). Интересно, что издание стихов Морозова получило резко отрицательный отзыв Николая Гумилева, который советовал не соваться «поэтической бездарности» в российское «поэтическое сообщество».

Братья! Труден наш путь! Надрывается грудь
В этой битве с бездушною силой.
Но сомнения прочь! Не всегда будет ночь,
Свет блеснет хоть над нашей могилой.
И, докончив борьбу, вспомнив нашу судьбу,
Обвинять нас потомки не станут
И в свободной стране оправдают вполне,
Добрым словом погибших помянут.



Источник







Recent Posts from This Journal


promo centercigr november 10, 10:40 4
Buy for 60 tokens
Девочка стала жертвой обстрела Еленовки подразделениями ВСУ, которые проводились с завидной регулярностью, и нуждалась в срочной операции. Ранение было серьезным, осколок повредил позвоночник, в результате чего у Вики отнялись ноги. Вика приняла на себя основной удар, в определённый момент…

  • 1
Почему сейчас нет таких людей?Как так получилось,что великая страна превратилась в гетто воров и рабов?

Не написали, что Морозов ещё и виднейшим астрологом был:-)))

Это хорошо, что не написали. Даже великие ошибаются в своих увлечениях. Так что не стоит выпячивать отрицательные стороны.

Счастливец Николай Александрович, такую красивую жизнь прожить! Если всмотреться, то каждое дело, за какое бы он ни брался, он выполнял сосредоточенно, как последнее в жизни. А мы все, многие, в т.ч. и я грешим "размазанностью", - хотим еще что - то прихватить, делая "главное" дело. В результате получается вяло, вполсилы, жизненная энергия уходит невостребованной и навсегда.

Неординарный человек.

Когда для большего порядка
На бедной родине моей
Я от полиции украдкой
Переселюся в мир теней,

Друзья! Мой прах похороните
Без погребальных громких слов,
На гроб цветов мне не кладите
И не носите мне венков, —

Но вройте жердь в сырую глину
Надгробной насыпи моей
И, свив веревку, на вершину
Жандарма вздерните на ней!

Пусть будет вихрь, в полях играя,
Его одежду развевать,
Пусть будет буря, завывая,
Холодный труп его качать!

Лишь только скрипнет шест высокий —
Могилы скромный мавзолей,
Я каждый раз в земле глубокой
Благословлю моих друзей!

<1880>

тут http://9e-maya.com/index.php?topic=2539.msg1040519#msg1040519
еще стихи народника Морозова

  • 1
?

Log in

No account? Create an account