aloban / Андрей Лобанов (aloban75) wrote,
aloban / Андрей Лобанов
aloban75

Categories:

Российский парламентаризм в 1917 году: Опыт неуправляемой демократии

Автор: Игорь Пыхалов


Лозунг Учредительного Собрания выдвигался российскими революционерами с самого начала XX века. Пришедшее к власти в результате Февральской революции Временное правительство сразу же провозгласило своей главной задачей созыв Учредительного Собрания, избранного на основе всеобщего, равного, тайного и прямого голосования и призванного решить вопрос о государственном устройстве России. Однако подготовка к выборам затянулась: если первоначально они были назначены на 17(30) сентября 1917 г., то 9(22) августа Временное правительство перенесло их дату на 12(25) ноября. Фактически же выборы были проведены в этот срок лишь в 39 избирательных округах из 79. В ряде мест голосование состоялось в конце ноября – начале декабря, а в нескольких отдалённых округах – в начале 1918 года [2, с.549].


http://russian7.ru/wp-content/uploads/2012/03/8E3EDD0F-3A48-4B09-AF7C-4600CE54A9FD_mw800_s.jpg

В результате из 800 депутатов было избрано 715 человек. По неполным данным, места распределились следующим образом: большевики – 175, эсеры – 370, левые эсеры – 40, меньшевики – 15, народные социалисты – 2, кадеты – 17, национальные группы – 86 [2, с.549].

Насколько адекватно результаты голосования отражали сознательный выбор избирателей? Количество депутатских мест, полученных левыми эсерами, явно занижено, поскольку формальный раскол в партии эсеров произошёл уже после составления избирательных списков, тогда как в большинстве местностей эсеровские списки были выставлены общие. «Крестьяне, стоящие на платформе левых эсеров, с недоумением запрашивали, как же поступить и неужели голосовать за “своих врагов”, правых эсеров, высказывающихся против безвозмездного перехода к крестьянам помещичьих земель. Бывали случаи, что голосовавшие за общие эсеровские списки, вычёркивали фамилии нежелательных им правых эсеров (Царицын), что влекло, конечно, лишь признание недействительными таких бюллетеней» [8, с.1].

Следует отметить низкий уровень грамотности населения. Так, в 1912 г. из нижних чинов русской армии 604 737 человек (48%) было грамотными, 301 878 (24%) – малограмотными (умели только читать, но не умели писать) и 353 544 (28%) – неграмотными [4, с.372]. Уровень грамотности крестьянского населения, особенно женщин, был существенно ниже. Стоит ли удивляться, что «широкие крестьянские массы совершенно не были подготовлены к выборам: плохо разбирались в программах политических партий, да и о технике выборов имели очень смутное представление» [8, с.1].

Зачастую сельские жители относились к выборам как к непонятной и обременительной повинности. Вот свидетельство крестьянина Бабичева из села Вишнево Курской губернии:

«Наступило время выборов в Учредиловку. На нашу деревню прислали пуда два избирательных карточек, на каждого избирателя штук [по сто]. С утра начали баб и мужиков [собирать] к школе с этими листочками. И вот подходят к писарю, к кому попало: “Пожалуйста, напиши, а то мне некогда, дома дети кричат”. Сперва спрашивали: “За кого будешь голосовать, тётка”, – потом и спрашивать перестали. Пиши, как знаешь» [5, с.196].

Подобное положение дел создавало благоприятнейшую почву для разнообразных злоупотреблений и махинаций. «Искушение было слишком сильно, а контроль слишком мал» [8, с.2]. Пресса того времени приводит многочисленные свидетельства нарушений в ходе избирательной кампании. Рассмотрим наиболее типичные примеры.


Нарушения в предвыборной агитации.

В целом ряде губерний избирательные списки были опубликованы слишком поздно или не выставлены для всеобщего обозрения. Так было в Ранненбургском и Касимовском уездах Рязанской губернии, Юрьевском уезде Костромской губернии, Зуевской волости Псковской губернии и других местах [8, с.1].

В Славковской волости Псковского уезда «при выборах в Учредительное Собрание... большевистские плакаты срывались кем-то с одобрения распорядителя волости» [3, с.2].

А вот что сообщили в газету «Деревенская беднота» крестьяне двенадцати деревень Верхне-Богаевской волости Кромского уезда Орловской губернии:

«Накануне выборов нам прислал Орловский Земельный Комитет программу со списком №3 (партии социалистов-революционеров), за который и было предложено нам, крестьянам, всем без исключения, женщинам и мужчинам, голосовать; что же касается остальных программ и списков, то их Орловский Земельный Комитет не прислал совсем, крестьяне совершенно не были с ними знакомы» [1, с.2].


Агитация в день выборов.

Как сказано в том же письме крестьян Верхне-Богаевской волости:

«12 ноября мы были призваны в волостное правление, где и было избирательное бюро; здесь мы получили по 8 избирательных карточек. Появляется офицер поручик Комаков и начинает вести агитацию:
– Граждане и гражданки! Голосуйте за список №3, партии социалистов-революционеров, которая нам обещала землю и волю. Другой партии, которая бы защищала интересы крестьянства, нет» [1, с.2].


В Симбирском округе выборы происходили с 26 по 28 ноября. При этом в Языковской волости Курмышского уезда в помещении избирательной комиссии во время выборов была допущена агитация в пользу эсеров, в которой участвовали и сами члены комиссии [7].

Распространённым явлением было невключение в избирательные списки тех или иных групп населения. Так, не были занесены в списки многие жители села Оленье Царицынского уезда Саратовской губернии [7]. Не принимали участия в голосовании крестьяне деревни Борки Медведевской волости Псковской губернии (не были занесены ни в один избирательный округ), рабочие Киевского арсенала (500 человек), половина населения Печорского района, крестьяне Люцинского уезда Витебской губернии, солдаты 68-го Сибирского стрелкового полка и многие другие [8, с.1].

Зачастую подобные нарушения были вызваны не просто разгильдяйством, а сознательным желанием не допустить к выборам избирателей с неугодной политической ориентацией:

«Сахарный завод в Таволжанке. Преобладают оборонцы, лишили права голоса поденных дворовых рабочих, настроенных в пользу большевиков» [3, с.3].

За рабочих 52-го участка 3-го округа Северной железной дороги проголосовало их начальство на станциях Мга и Званка [8, с.1].

В Пружской волости Зубковского уезда Тверской губернии при голосовании не хватило конвертов, в результате из 3714 избирателей смогли проголосовать лишь 2200 человек [7].


http://enoth.org/enc/3/9.files/image008.jpg


Махинации при выдаче избирательных бюллетеней.

Как это ни дико выглядит с позиций сегодняшнего дня, чтобы исказить результаты выборов, голосующим могли просто-напросто не выдать избирательные бюллетени неугодных партий.

«В 1-й Донской казачий полк при выборах в Учредительное Собрание не был допущен список №5 большевиков. Представители казаков-избирателей обращались к комитету с требованием этого списка, и им ответили, что Союз казачьих войск большевистские списки уничтожил» [7].

В местечках Шепетовка и Судиловка Волынской губернии избирательные комиссии скрывали от крестьян список большевиков, поэтому многие из жителей голосовали за другие партии. В селе Каменшницкое Вятской губернии во время голосования не выдавалось ни одного кандидатского списка, кроме социалистов-революционеров [10].

Из письма в газету «Солдатская правда»:

«Как известно, у нас в Лифляндской губ[ернии] много богатых помещиков. Они всеми силами стараются возбудить народ и заставить его голосовать за списки №7 и 6 (партии народной свободы). Остальные номера они велели сжечь» [12].

На станции Белоостров Финляндской железной дороги «списки выдавались только тем, в ком были уверены, что они будут голосовать за к[онституционных] д[емократов]». В Сенненском уезде Могилёвской губернии, Бердянском уезде Таврической губернии, Ухтомской волости Кадниковского уезда Вологодской губернии раздавались только списки эсеров, в Алексеевском уезде Тульской губернии были розданы только списки кадетов [8, с.1].

Как свидетельствует газета «Правда»:

«Во многих уездах Смоленской, Могилёвской, Вологодской, Рязанской, Витебской, Виленской, Тверской, Новгородской губ. и т.д. списков большевиков не было вовсе, или их выдавали в недостаточном количестве. В Уфимской губ. на целом ряде заводов тысячам рабочих было отказано выдать списки большевиков; в Любани Минской губ. списки большевиков уничтожались, в некоторых волостях Моршанского уезда Тамбовской губ. агитация большевиков была запрещена под угрозой ареста» [8, с.1].

В Щетинской волости Вологодской губернии при выборах в Учредительное собрание были вывешены лишь эсеровские и кадетские списки, остальных не было [5, с.192].

В Медвежьей волости крестьянам выдавался на руки кадетский список №1. На просьбы выдать список большевиков (№6) председатель избирательного комитета заявил, что этот список изорвали дети [5, с.193].

Поскольку значительная часть избирателей была неграмотной, недобросовестные члены избирательных комиссий не гнушались прибегать к прямому обману. Так, согласно письму в «Солдатскую правду», в Гатчинской волости Царскосельского уезда Петроградской губернии «комитет волости состоит из меньшевиков и с.-р., которые пользуясь неграмотностью людей, заставили их голосовать за их списки» [6].

В селе Гурабе Щигровского уезда Курской губернии грамотным выдавались все списки, а неграмотным – только список кадетов. В Песковатской волости Лихвинского уезда Калужской губернии неграмотным, просившим список №7 (большевиков) выдавали список №2 (эсеров) [8, с.1–2].

«Товарищи Окружной комиссии, – жаловались жители деревни Иванцово Авдотьинской волости Иваново-Вознесенской губернии, – обратите внимание на недобросовестное поведение местной избирательной комиссии деревни Иванцово. Когда неграмотные избиратели шли к урне и просили выбирать список №6, то В.В. Роншин и др. члены комиссии подменивали голоса выборщиков, вкладывали в конверт список №3, т.к. им ближе партия соц[иалистов]-революционеров. Пробовали некоторые крестьяне протестовать, но их изгоняли» [5, с.196].


Подкуп.

В Сиверстской волости Торопецкого уезда Псковской губернии председатель комитета Союза земельных собственников помещик А.Морго организовал скупку избирательных бюллетеней с тем, чтобы сфальсифицировать результаты голосования в пользу партии кадетов. «Женщины уверяли, что собственники скупают бюллетени по две и по три копейки». Однако записка с соответствующими инструкциями, адресованная члену союза Ивану Андрееву, попала в руки агитатора от партии большевиков Фёдора Степановича Тимошенко. После разоблачения «крестьяне хотели побить Андреева, но он скрылся, как скрылся и Морго, когда 12-го ноября возмущённые крестьяне выгнали его из волостного комитета, где происходили выборы» [11].

В Красногорской волости Опочковского уезда Псковской губернии во время выборов практиковалась покупка у крестьян списков левых эсеров и большевиков и выдача вместо этих списков кадетских [5, с.193].

В 237-м городском госпитале персоналу предлагали увеличить жалованье при условии голосования за кадетский список [8, с.2].


http://punkt-a.info.images.1c-bitrix-cdn.ru/upload/medialibrary/1e7/11_Sobranie_Plakat.jpg?141953884969519

Давление на избирателей.

В Посадниковской волости Новоржевского уезда Псковской губернии силой заставляли голосовать за эсеров [8, с.2; 9]. Такие же случаи имели место в некоторых деревнях Викулихинской и Козловской волостей Тверской губернии [8, с.2], Казанской волости Елисаветградского уезда Херсонской губернии [7].

«Во время выборов в Учредительное собрание в селе Сокуре Саратовской губернии общество устроило сход и поставило урны. Начальник станции вместе с кулаками настаивал на том, чтобы все голосовали за список №12 (эсеров). Брали карточки и против воли крестьян бросали их в урну. Крестьяне возмущались, кричали, что надо голосовать за список №10 (большевиков), так как это самая правильная партия, но кулаки кричали, что кто пойдёт (за большевиками), того побьют нагайками, как в 1905 г.» [5, с.192].


Подлог.

«Виленская губ. В Горяни (при станции Зябки) кулаки и богатеи руководили выборами. При спускании в ящик бюллетеней они просматривали списки и неугодные им рвали» [7]. «В Псковской губ. в погосте Дуняны дьякон был уличён в том, что вынимал из урны списки большевиков и заменял их кадетскими. Точно так же в Витебской губ. Могилянской волости волостной секретарь уничтожил около 500 конвертов» [8, с.2]. В целом ряде мест, например, в Дроздовской волости Псковской губернии, урн не было и бюллетени «охапками бросались на стол» [8, с.2].

Многочисленные факты нарушений были использованы пропагандой большевиков в целях дискредитации Учредительного Собрания. Стоит отметить, что с формальной точки зрения разгон «Учредилки» был вполне правомерен – после того, как фракции большевиков и левых эсеров покинули зал заседаний, Собрание окончательно и бесповоротно утратило кворум. Другое дело, что, следуя демократической процедуре, Советское правительство должно было после этого организовать новые выборы. Однако в условиях раскола и поляризации общества это пожелание явно относилось к разряду утопий.
В результате полномасштабной гражданской войны победа осталась за красными. Активная часть населения с винтовками в руках сделала непростой выбор в пользу большевиков, хотя ценой такого выбора зачастую была собственная жизнь, цена же избирательного бюллетеня в «Учредилку», как мы видели выше, составляла 2–3 копейки.

И.В. Пыхалов


Список литературы:
[1] Ал. А-в. Барское благодеяние (окончание) // Деревенская беднота и трудовое казачество. – 1917, 6(19) декабря. – №46.
[2] Великая Октябрьская социалистическая революция: энциклопедия. – 3-е изд., доп. – М., 1987.
[3] Вести из провинции // Деревенская беднота и трудовое казачество. – 1917, 3(16) декабря. – №44. – С.2–3.
[4] Военно-статистический ежегодник армии за 1912 год. Издание Главного штаба. – СПб.: Военная Типография Императрицы Екатерины Великой, 1914.
[5] «Зато теперь свобода...». Письма крестьян и городских обывателей в Учредительное Собрание и обзор хода избирательной кампании 1917 г. Публ. С.Вакунова // Неизвестная Россия. XX век. Книга вторая. – М., 1992. – С.176–199.
[6] Крестьянск[ая] жизнь // Солдатская правда. – 1918, 4 января. – №1(117). – С.4.
[7] Крымов М. Неправильности и злоупотребления при выборах в Учредительное Собрание // Деревенская беднота и трудовое казачество. – 1917, 6(19) декабря. – №46. – С.3.
[8] М. И-на. Неправильности и злоупотребления при выборах в Учред. Собр. // Правда. – 1918, 5(18) января. – №3(230). – С.1–2.
[9] Неправильности и злоупотребления при выборах в Учредительное Собрание // Деревенская беднота и трудовое казачество. – 1917, 5(18) декабря. – No45. – С.3.
[10] Неправильности и злоупотребления при выборах в Учр[едительное] Собрание // Деревенская беднота. – 1917, 12(25) декабря. – №51. – С.3.
[11] Подкуп при выборах в Учредительное Собрание // Деревенская беднота и трудовое казачество. – 1917, 7(20) декабря. – №47. – С.3.
[12] Солдатские письма об Учредительном Собрании // Солдатская правда. – 1918, 9 января. – №5(121). – С.1.



Оригинал взят у ledokol_ledokol в Российский парламентаризм в 1917 году: Опыт неуправляемой демократии





Tags: 1917, Игорь Пыхалов, Октябрьская революция, Учредительное собрание
Subscribe

Posts from This Journal “Игорь Пыхалов” Tag

promo aloban75 november 15, 11:30 91
Buy for 50 tokens
На основе работ Ольги Ширниной, которая занимается колоризацией исторических фотографий, сделал такую вот подборку к 102-й годовщине Великого Октября. Герои, спасшие страну, избавившие наш народ от рабства и положившие путь к освобождению человечества от оков эксплуатация и отчуждения.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments