November 25th, 2019

Алые паруса

Россия, которую они потеряли в октябре 1917 года. Поездка на голод.




Поездка на голод. Записки члена отряда помощи голодающим Поволжья (1912 г.) Жизнь и работа в деревнях Бузулукского уезда Самарской губернии

Липеровский Л.Н.

I

Осенью прошлого года, когда разнеслась грозная весть о голоде в целом ряде губерний, трудно было, не реагируя ничем на это общественное бедствие, оставаться в Москве и продолжать свои обычные дела. Многие из моих близких товарищей и друзей стремились уехать на голод и мне также удалось вступить в московский отряд Ек. Ив. Орловой, который быль организован ею сперва при помощи кружка частных лиц, а затем поддерживался московской городской управой, Московским О-вом грамотности общеземской организацией и многими частными лицами. 16 декабря наш отряд выехал из Москвы в Самарскую губ. В Самаре нам пришлось задержаться на несколько дней, чтобы получить у губернатора разрешение проникнуть в деревню кормить голодных крестьян. Мы находились в очень затруднительном положении, так как частные отряды были правительством воспрещены, а вступить в «Красный Крест», как нам было предложено губернатором, мы не могли, так как многие из тех лиц, которые через нас жертвовали средства, делали оговорку: «только не в «Красный Крест». В конце концов мы нашли удобный выход. При бузулукской земской управы быль учрежден «комитет по оказанию помощи населению, пострадавшему от неурожая». В этот комитет земство открыло доступ и частным лицам. Мы вступили в члены этого комитета и таким образом получили возможность ехать в деревню. Отношение наше к земскому комитету выражалось в том, что мы должны были все пожертвования проводить через земскую кассу и по окончании нашей деятельности представить земству все денежные отчеты.

II

26-го декабря, сделав 80-верстный путь на лошадях, по первому снегу, мы приехали в большое село Ефимовку, где, как мы слыхали еще в Москве, положение крестьян было очень тяжелое. Очень скоро мы убедились, что приехали в самый острый момент развития голодовки. В селе была эпидемия брюшного тифа, и мне, как медику, с первого же дня пришлось обходить избы, чтобы составить себе представление о характере и силе эпидемии. Самые ужасные и вопиющие картины открывались предо мною. Я зарегистрировал в тот день около 30 случаев брюшного тифа и бесчисленное множество других заболеваний: гастритов, стоматитов, общего ослабления, куриной слепоты и два-три случая цинги. У меня, как мало опытного медика, голова шла кругом от такого обилия болезней, темь более, что все больные обращались ко мне за советом, просили или требовали лечить их и дать им хлеба. Стоило мне войти в какую-либо избу, как меня тотчас же плотным кольцом окружали больные. Большинство крестьянских жилищ представляли из себя глиняные мазанки с земляным полом и глиняным потолком и имели чрезвычайно жалкий вид. Сплошь и рядом мне приходилось входить в мазанки, где с первого момента решительно ничего нельзя было разобрать. Темно, смрад, из маленького окошечка, затыканного тряпьем, едва брезжить свет, под ногами что-то липкое и сырое. Когда привыкнешь к полумраку, то видишь печь, огромную кровать с грудой тряпья, около кровати — корова, ягнята; на печи дети, кто в чем: кто без штанов, кто в одной кофтенке. Под грудой лохмотьев кто-то ворочается — это хозяин дома: у него тиф. Во многих мазанках по нескольку дней не топили печь, потому что не было «кизяков». Во многих избах меня окружали и, понуря голову, жаловались, что у них «мочи больше нет» и что они уже 2-3 дня ничего не ели. В печи я сплошь и рядом находил только один чугун с тепловатой, соленой водицей, в которой плавали какие-то крохи, не то картофеля, не то хлеба. У иных крестьян быль ржаной хлеб, но только он один; никакой горячей пищи, щей, похлебки и в помине не было.

Другие избы на вид производили очень хорошее впечатление: построенные из крупного леса, большие, просторные; но когда я знакомился с их хозяевами, оказывалось, что у владельца этого жилища пали 3 лошади, 2 коровы; весь хлеб, который у него остался от прошлого года, он съел и превратился из «жителя», как там говорят, т.е. из достаточного крестьянина в нищего.

Пришлось мне посетить некоторых больных в семьях крестьян вполне достаточных, но таких в селе оказалось дворов десяток на 4,000 всего населения этого села. Когда вечером все члены нашего отряда собрались вместе и обменялись впечатлениями, то для нас стало совершенно ясно, что мы приехали в местность, где крестьяне действительно голодают, где на почве голода развивается масса болезней с преждевременной смертью.


Collapse )


promo aloban75 ноябрь 15, 11:30 91
Buy for 50 tokens
На основе работ Ольги Ширниной, которая занимается колоризацией исторических фотографий, сделал такую вот подборку к 102-й годовщине Великого Октября. Герои, спасшие страну, избавившие наш народ от рабства и положившие путь к освобождению человечества от оков эксплуатация и отчуждения.…
Алые паруса

Мировая война, Нобелевка для Кудрина, Миллионы для Жириновского // Галопом по Европам

В этом выпуске:
- В РЖД испугались приватизации электричек;
- Три тысячи канадских кондукторов, машинистов и путевых рабочих начали забастовку после неудачных переговоров с руководством Канадской Национальной Железнодорожной компанией;
- Кудрин обнаружил в закромах у своего бывшего зама Силуанова триллион рублей;
- Бизнесмен и бывший министр Открытого правительства Абызов выводил деньги через офшоры;
- Минсельхоз подумывает об ограничении импорта детских молочных смесей;
- Российская академия образования нашла 500 недостатков у ФГОСов - федеральных образовательных стандартов, по которым обучается вся страна;
- 15 тысяч учителей Индианы вышли на митинг перед законодательным собранием этого американского штата;
- Десятки больниц Голландии перестали принимать пациентов - за исключением экстренных случаев;
- Киссинджер предупредил об опасности войны между США и Китаем.







Алые паруса

В Москве под видом оптимизации уничтожается одна из двух оставшихся многопрофильных больниц ГКБ №40

В Москве под видом расширения и модернизации из полуторамиллионного Северо-Восточного округа фактически полностью удаляется одна из двух оставшихся многопрофильных больниц — ГКБ №40. Около 600 стационарных коек по профилям онкология, неврология, кардиология объявлены «неэффективными» и переезжают за 50 км в новый медицинский комплекс в Коммунарке. В стремительно растущем округе на прежнем месте остаются консультационный центр, дневной стационар и паллиатив. Жителям прямо говорят — в новом комплексе некому работать, не хватает персонала. Утверждённые несколько лет назад планы строительства на прежней территории нового корпуса на 1200 коек властями забыты. Жители опасаются, что территорию освобождают для строительства очередного жилого комплекса.





Алые паруса

РОБОТЫ ПРОТИВ КАПИТАЛИЗМА. Четвёртая промышленная революция

В России это не особо чувствуется, но роботизация - мировой тренд. Роботы внедряются повсеместно: на автозаводах и складах Amazon, в такси и на почтах, в сфере продаж и развлечений. Народ же уже несколько десятилетий боится то пришествия Терминатора и восстания машин, то повальной безработицы (небезосновательно, кстати), то других последствий. В своём же новом видео Андрей Рудой говорит о разворачивании Четвёртой промышленной революции и том, почему она грозит подрывом самим основам капиталистической системы.