?

Log in

No account? Create an account

ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

Призваны в мир мы вовсе не для праздников и пирований. На битву мы сюда призваны

Previous Entry Share Next Entry
Иностранной оккупации Русского Севера - 100 лет. Что это было?
Основной
aloban75



Шестого марта 1918 года 176 британских морских пехотинцев Её Величества высадились в Мурманске с борта линейного корабля Glory. Началась интервенция бывших союзников по Антанте на русский Север.

Изначально цели интервенции декларировались вполне благородные: ввиду распада российского государства и неспособности российской армии противостоять немецкому наступлению союзники должны были взять под контроль склады с обмундированием и оружием в Мурманске и Архангельске.
Во время Первой мировой войны именно через эти порты шел основной поток военных грузов из стран Антанты в Россию.

Любопытно, что согласие на присутствие интервентов дали большевики.
Первого марта 1918 года председатель Мурманского совета Андрей Юрьев сообщил СНК о том, что к нему поступило предложение британского контр-адмирала Томаса Кемпа о защите мурманской железной дороги от германских и белофинских войск. Народный комиссар иностранных дел Лев Троцкий ответил, что это предложение необходимо принять.

3 марта 1918 года Брестский мир был подписан, и формально Россия вышла из войны, однако Юрьев всё равно заключил соглашение с представителями Антанты, согласно которому интервенты не должны были вмешиваться во внутреннюю жизнь в Мурманске, но принимали на себя заботу о снабжении края необходимыми запасами и охрану порта и дороги от нападения со стороны Германии или Финляндии. Таким образом, до лета 1918 года в Мурманске сложилась интересная конструкция: политическая власть большевиков, опирающаяся на военные силы Антанты. Однако к лету 1918 года эта конструкция предсказуемо рухнула. Власть большевиков в Мурманске была свергнута, и силами Антанты была предпринят захват Архангельска. К августу 1918 года северные области России оказались в руках интервентов.


Американские солдаты на улице Архангельска, 1918 г

Дальнейшее развитие событий на этой территории достаточно хорошо описано в исторических трудах и справочниках как российских, так и зарубежных. Интервенция закончилась в сентябре 1919 года, когда войска Англии, Франции и США вынуждены были покинуть территорию России. В феврале 1920 года Красная армия заняла Архангельск, а в Мурманске восставшие в том же феврале восстановили власть большевиков.

Абсолютно предсказуемо английские и американские историки, описывая те события, сообщают о «бескорыстной помощи законным правительствам Севера России», в советской историографии было принято писать об интервенции и вмешательстве во внутренние дела нашей страны.
Но интересно, что и представители «белого движения» интервенцию союзников по Антанте иначе как «оккупацией» не характеризуют.

Так, генерал-лейтинант Владимир Марушевский, приглашенный англичанами для создания русской армии на Севере, обозначил отношения с союзниками в своих мемуарах так:

«Чтобы охарактеризовать создавшееся положение, проще всего считать его оккупацией, исходя из этого термина, все отношения с иностранцами делаются понятными и объяснимыми».


Архангельск, Троицкий проспект

Еще одно воспоминание министра Северного правительства Бориса Соколова:

«Все фронты были в полном подчинении у английского командования. Последнее было полным хозяином — русское же командование играло роль пассивную и второстепенную… Интендантство, снабжавшее фронт и тыл, было исключительно английским, и русские получали всё, начиная с довольствия и кончая обмундированием, с английских складов».


Глава военно-судебного ведомства Северного правительства Сергей Добровольский так вспоминает свое прибытие в Мурманск в 1918 году:
«Больно резанула по сердцу проверка наших паспортов английской военной полицией, оказывается, мы еще пока у себя не хозяева». Он же вспоминает, как по проезде по городу весь центр был украшен английскими флагами.
Любопытно, что, несмотря на политические разногласия участников антибольшевистского движения, оценки присутствия войск Антанты на севере России практически сходятся.


Парад английской морской пехоты на Соборной площади в Архангельске, 1918 г

По данным архангельской таможни, в 1918—1919 годах из Архангельска было вывезено 11 250 000 пудов различных грузов. В сегодняшних цифрах это примерно 184 тыс. тонн. Практически во всех воспоминаниях фигурируют рассказы об активном вывозе леса, мехов, пеньки, зерновых с северных территорий России. Постоянно встречаются рассказы о скупке за бесценок драгоценностей и личных вещей солдатами оккупационных войск у местных жителей.

Очень хорошо истинный смысл пребывания оккупационных войск Антанты на севере России обозначил посол Франции в Советской РоссииЖозеф Нуланс:

«Наша интервенция в Архангельск и в Мурманск, однако, оправдала себя результатами, которых мы добились с экономической точки зрения. Вскоре обнаружится, что наша промышленность в четвертый год войны нашла дополнительный ценный источник сырьевых материалов, столь необходимых демобилизованным рабочим и предпринимателям. Всё это благоприятно отразилось на нашем торговом балансе».
ИА Regnum
*
На что расчитывали белые, помогая им таскать чемоданы?



ARCTUS




Recent Posts from This Journal


promo aloban75 october 16, 17:01 15
Buy for 50 tokens
Совсем недавно я узнал об этом музыкальном коллективе и уже успел стать их поклонником. Очень радует, что появляется все больше талантливых и творческих молодых людей с левыми взглядами, да еще так теоретически подкованных. Иначе и быть не может, ведь Коммунизм - это молодость мира!…

  • 1
“Порой отношение к русской власти и русскому достоинству носило характер прямого издевательства. Так в день заключения перемирия был устроен парад союзных войск. Были и русские части. Сыграли все союзные гимны. Вместо русского гимна должны были играть “Коль славен...”, ноты которого были заранее переданы капельмейстеру. Однако, вместо русского гимна англичане сыграли “Казачка”. Надо сказать и про командира русской части, что он не поддержал чести. Вместо того, чтобы скомандовать своей части “налево, кругом, марш”, он продолжал стоять на месте с позорной пощечиной. Когда губернатор Мурманского района Ермолов отправился с визитом к английскому командующему морскими силами адмиралу Грину на его корабль, бывший русский крейсер “Аскольд”, то англичане сочли, что для русского губернатора вполне будет достаточно шторм-трапа, то есть, веревочной лестницы. По которой сухопутный правитель поднялся с очень большим трудом, раза три сорвавшись. На этот раз англичане очень повеселились. Фон Т. ездил в Архангельск и возвращался оттуда сухопутьем. Несколько станций от Архангельска нужно было проехать по железной дороге. Здесь он видел, как один офицер Йоркширского полка вытолкал в шею из купе бывшего там русского инженера-путейца, ехавшего по делам службы, потому что хотел оставаться там один. Когда обратились за помощью к коменданту ближайшей станции, сербскому офицеру, тот отказался помочь, говоря, что бессилен протестовать против действий англичан. Хотя помещения из волнистого железа, обшитые изнутри деревом, были очень хороши, но англичанам больше нравились старые бревенчатые русские постройки, - в них было теплее, так же, как и в русских валенках было теплее, удобнее и легче, чем в парусиновых сапогах, носивших название шакельтоновских, по имени их изобретателя, Шакельтона, полярного исследователя. Но в больших бревенчатых домах помещались русские учреждения, школы, технические конторы с интернатом для служащих. Тогда англичане, если помещение им подходило, водружали на крыше свой флаг, а русские могли идти, куда хотели. Был случай, когда народный учитель, вернувшись, домой, не мог войти к себе в комнату, так как перед дверью стоял часовой, а вещи его валялись в коридоре. Это были первые впечатления, полученные мною об иностранцах, и они были очень тяжелы, главным образом по своей неожиданности. В России при большевиках привыкли ко всему, но здесь были англичане “культурные мореплаватели”, как говорил Расплюев. Выводить заключения, однако, было ещё слишком рано, надо было узнать деловую сторону отношений, которая, быть может, была так значительна, что внешним видом можно было бы и пренебречь. Но и эта сторона была несложна и цинична. Не много времени понадобилось мне, чтобы постичь её. С каждым днем моего пребывания на Мурмане приходилось всё больше убеждаться в правильности возникшего предположения о цели прибытия англичан. Они прибыли не для помощи русским, а для овладения богатым районом. Для них было безразлично, кто такие русские, с которыми они имели дело, большевики, или нет – и те, и другие должны быть под эгидой английской власти”.

Благодарю за дополнение!

  • 1