?

Log in

No account? Create an account

ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

Буду рад взаимной дружбе!

Previous Entry Share Next Entry
Кто разложил армию к 1917 году. Фактор первый. Отречение
Основной
aloban75



Мы уже обращались к этой теме вкратце, обратим внимание ещё раз, в связи с прошедшей чередой новых х/фильмов о тех временах.

В фильме «Троцкий» устами голубоглазого блондина «Корнилова» и других персонажей неграмотные сценаристы пытаются нам внушить мысль о том, что большевики разложили русскую армию. Самое известное изречение, опровергающее эту ложь, принадлежит генералу Деникину: 16 июля 1917 г. генерал он заявил в присутствии Керенского:
«Когда повторяют на каждом шагу, что причиной развала армии послужили большевики, я протестую. Это неверно. Армию развалили другие... Развалило армию военное законодательство последних месяцев».

А теперь развернём этот тезис, опираясь в том числе на его воспоминания. Итак.


Первым фактором стало отречение Николая II.

Почему? Как это отразилось на настроениях в армии?



Деникин Антон Иванович пишет в «Очерках русской смуты»:

«В солдатской толще, вопреки сложившемуся убеждению, идея монархизма глубоких мистических корней не имела. Еще менее, конечно, эта малокультурная масса отдавала себе тогда отчет в других формах правления, проповедуемых социалистами разных оттенков. Известный консерватизм, привычка "испокон века", внушение церкви — все это создавало определенное отношение к существующему строю, как к чему-то вполне естественному и неизбежному» ...
Еще менее идея национальной самозащиты была понята темным народом. Народ подымался на войну покорно, но без всякого воодушевления и без ясного сознания необходимости великой жертвы».(гл.1)

То есть, солдат шел в бой «за Веру, царя и Отечество» в силу некоей сложившейся привычки, многовековых устоев. И параграфа 1 «Устава 1874 года о всеобщей воинской повинности», где «Защита престола и Отечества есть священная обязанность каждого русского человека».

Но вот произошло отречение царя и его арест. Армия потеряла в буквальном смысле голову. Вождя.

«Армии, сбитой с толку, развращенной ложными учениями, потерявшей сознание долга и страх перед силой принуждения. А главное —потерявшей "вождя"... Ни правительство, ни Керенский, ни командный состав, ни Совет, ни войсковые комитеты, по причинам весьма разнообразным и взаимно исключающим друг друга, не могли претендовать на эту роль», – пишет Деникин (гл.12).
«Великая некогда русская армия первого периода революции представляется мне в следующем виде: Родины не стало. Вождя распяли». (гл.20)

Составлявший солдатскую толщу народ потерял причину, по которой ему надо идти умирать, а не, например, сеять хлеб. Как отмечает Деникин – «мы проглядели внутренний органический недостаток русского народа: отсутствие патриотизма» (гл.1)
«Русский солдат сегодняшнего дня не понимает, за что или за кого он воюет. Прежде он был готов положить свою жизнь за царя, который в его глазах олицетворял Россию, но теперь, когда царя нет, Россия для него не означает ничего, помимо его собственной деревни», – расшифровывает тезис Деникина британский посол Бьюкенен (Бьюкенен Джордж. Мемуары дипломата. гл. 26.)

И народ, освобожденный от присяги, потерявший смысл войны, побежал. Именно отречение стало одним из ключевых факторов обвальногороста дезертирства из армии.

Так, если среднемесячное количество учтенных дезертиров с начала войны до февраля 1917 г. составляло примерно 6346 человек в месяц, то с февраля по август – 31000, и к ним нужно добавить незарегистрированных дезертиров, котличество которых в этот период насчитывалось почти 200000 ежемесячно. К 1 ноября 1917 г. по стране бродило 1,5 млн дезертиров, т.е. на каждых трех чинов действующей армии приходился один дезертир. (В.Галин Тенденции. Война и революция, с. 99)
(Количество учтённых дезертиров с начала войны до Февральской революции 1917 г. составляет примерно 195130 чел. Количество незарегестрированных дезертиров с февраля по ноябрь 1917 г. составило около 1518 тыс. человек. (Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. гл. 6))

Немецкий генерал Людендорф писал в то время:

«Если бы русские атаковали нас хотя бы с небольшим успехом в апреле и мае 1917 г., борьба бы была для на необычайно трудной... Представляя себе, что русские успехи в июле имели бы место в апреле и мае, я не знаю, как справилось бы Верховное командование с положением... Только русская революция спасла нас в апреле и мае 1917 г. от тяжёлого положения».

Так вот, оказывается, когда - как любят сейчас говорить - «победа уже была в кармане»!

Остаётся вспомнить, кто же организовал отречение царя и вождя и его арест.
Основную роль в этом сыграла армейская верхушка, дорогой читатель. И мы это тоже подробно рассматривали в материале «Русское офицерство. Решающий вклад в свержение Николая II».

Следующий фактор разложения русской армии – Приказ №1 – рассмотрим в следующем материале.
***
По материалам книги В.Галин Война и революция (Серия: Тенденции),


ARCTUS




Recent Posts from This Journal


promo aloban75 october 16, 2018 17:01 16
Buy for 50 tokens
Совсем недавно я узнал об этом музыкальном коллективе и уже успел стать их поклонником. Очень радует, что появляется все больше талантливых и творческих молодых людей с левыми взглядами, да еще так теоретически подкованных. Иначе и быть не может, ведь Коммунизм - это молодость мира!…

  • 1
Продолжение:

Пишет генерал А.А. Брусилов:
«Питание также ухудшилось: вместо трех фунтов хлеба начали давать два фунта строевым, находившимся в окопах, и полтора в тылу; мяса, вместо фунта в день, давали сначала три четверти, а потом и по полфунту. Затем пришлось ввести два постных дня в неделю, когда клали в котел вместо мяса рыбу, в большинстве случаев селедку; наконец, вместо гречневой каши пришлось зачастую давать чечевицу. Все это начало вызывать серьезное недовольство солдат».

Генерал Н.Н. Головин пишет:
«Слухи об измене императрицы Александры Федоровны, о грязной роли Распутина, хотя и ложные, сыграли особенно разлагающую роль. Самое убийство Распутина членами Царской Семьи объяснялось в солдатских массах как доказательство справедливости циркулирующих слухов. Дезорганизация, наблюдаемая в тылу, недостаток в снабжении, расстройство транспорта, озлобленная критика правительства во всех слоях интеллигенции, с другой стороны — отталкивание общественных сил самим правительством, министерская чехарда и самое ничтожество выдвигаемых на эти посты лиц — все это широко проникало в гущу солдатской массы и атрофировало в ней всякое чувство доверия и уважения к правительственной власти».

Об этом же пишет генерал Деникин:
«Безудержная вакханалия, какой-то садизм власти, который проявляли сменявшиеся один за другим правители распутинского назначения, к началу 1917 года привели к тому, что в государстве не было ни одной политической партии, ни одного сословия, ни одного класса, на которое могло бы опереться царское правительство. Врагом народа его считали все: Пуришкевич и Чхеидзе, объединенное дворянство и рабочие группы, великие князья и сколько-нибудь образованные солдаты».

Читай, идиот, наслаждайся. Думать ты всё равно не способен.

Все сплошь февралисты, тем не менее о разложении тут нет ничего. Деникин: "Я не склонен идеализировать нашу армию. Много горьких истин мне приходится высказывать о ней. Но когда фарисеи — вожди российской революционной демократии, пытаясь оправдать учиненный главным образом их руками развал армии, уверяют, что она и без того близка была к разложению, — они лгут.

Я не отрицаю крупных недостатков в системе назначений и комплектовании высшего командного состава, ошибок нашей стратегии, тактики и организации, технической отсталости нашей армии, несовершенства офицерского корпуса, невежества солдатской среды, пороков казармы. Знаю размеры дезертирства и уклонения от военной службы, в чем повинна наша интеллигенция едва ли не больше, чем темный народ. Но ведь не эти серьезные болезни армейского организма привлекали впоследствии особливое внимание революционной демократии. Она не умела и не могла ничего сделать для их уврачевания, да и не боролась с ними вовсе. Я, по крайней мере, не знаю ни одной больной стороны армейской жизни, которую она исцелила бы, или, по крайней мере, за которую взялась бы серьезно и практически. Пресловутое "раскрепощение" личности солдата? Отбрасывая все преувеличения, связанные с этим понятием, можно сказать, что самый факт революции внес известную перемену в отношения между офицером и солдатом, и это явление обещало при нормальных условиях, без грубого и злонамеренного вмешательства извне, претвориться в источник большой моральной силы, а не в зияющую пропасть. Но революционная демократия в эту именно рану влила яд. Она поражала беспощадно самую сущность военного строя, его вечные, неизменные основы, оставшиеся еще непоколебленными: дисциплину, единоначалие и аполитичность. Это было, и этого не стало. А между тем, падение старой власти как будто открывало новые широчайшие горизонты для оздоровления и поднятия в моральном, командном, техническом отношениях народной русской армии.

Каков народ, такова и армия. И, как бы то ни было, старая русская армия, страдая пороками русского народа, вместе с тем в своей преобладающей массе обладала его достоинствами и прежде всего необычайным долготерпением в перенесении ужасов войны; дралась безропотно почти 3 года; часто шла с голыми руками против убийственной высокой техники врагов, проявляя высокое мужество и самоотвержение; и своей обильной кровью{10} искупала грехи верховной власти, правительства, народа и свои.

Наши союзники не смеют забывать ни на минуту, что к середине января 1917 года эта армия удерживала на своем фронте 187 вражеских дивизий, т. е., 49% всех сил противника, действовавших на европейских и азиатских фронтах. Старая русская армия заключала в себе достаточно еще сил, чтобы продолжать войну и одержать победу".

Читай, чудик, просвещайся.

Вывод Брусилова, который Вы не заметили, он почти сразу за Вашей цитатой: "Во всяком случае, в это время войска были еще строго дисциплинированы, и не подлежало сомнению, что в случае перехода в наступление они выполнят свой долг в той же степени, как и в 1916 году. Как и раньше бывало, прибывавшие пополнения, очень плохо обученные, были распропагандированы, но по прибытии на фронт, через некоторое время, после усердной работы, дело с ними налаживалось. Меня особенно заботили не [257] войска и их мощь, в которой я в то время не сомневался, а внутренние дела, которые не могли не влиять на состояние духа армии".

Н.Головин: "Рисуя ужасающую картину хищения патронов, генерал Маниковский не упоминает, что это относится к периоду, когда в 1917 г., с началом революции, началось разложение Русской армии; он не упоминает о том, что этот развал ускорялся бессовестной пропагандой большевиков, учивших солдат бросать оружие и уходить домой; в создавшейся обстановке измены Родине и убийств командного состава продажа и хищение патронов представляли собой сравнительно небольшое зло; это было лишь одно из выполнений лозунга, брошенного в темные народные массы, — «грабь награбленное»".

Видите, Головин пишет, что разложение началось ПОСЛЕ революции.

  • 1