?

Log in

No account? Create an account

ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

Призваны в мир мы вовсе не для праздников и пирований. На битву мы сюда призваны

Previous Entry Share Next Entry
Китай и демократия
Мао Цзэдун
aloban75
В последнее время можно наблюдать снижение интереса россиян к таким вроде как важнейшим событиям в жизни страны, как выборы. Благодаря надоевшим уже всем хуже горькой редьки политикам и чиновникам, само понятие демократии стало чуть ли не ругательным. Дерьмократы... «демократия — это власть демократов».



Хотя понятно ведь, что никакой более легитимной государственной власти, кроме демократии, в принципе быть не может. Почему? Да потому что это власть народа, т.е. большинства населения страны. Да, опосредованная через систему государства, но любая альтернатива будет насилием меньшинства над большинством. Тем не менее, сегодня находится много людей, которые разочаровавшись в демократии, грезят об аристократии или монархии. Последнее может выражаться в разных формах — мечтах по царю-батюшке или султану, сильному альфа-лидеру типа Муссолини или Пиночета. Где-то рядом приткнулась и ностальгия по «красному императору» Сталину.

А между тем, сегодня есть страна, которая наиболее полно олицетворяет собой идею народной власти. И это не США или Швейцария. Странно, что мы готовы признать демократическими какие угодно страны, включая и королевства Европы и Азии. Да что там, мы даже Россию можем признать, пусть и с оговорками, более демократической, но только не Китай. А собственно, почему? Потому что телевизор и гугл об этом нам говорят?




Что значит власть народа? Это понятие не имеет никакого отношения к «свободному рынку», «независимому суду» и «неподкупным СМИ». Если совсем коротко, то власть народа — это такая власть, которая действует в его интересах. А в интересах народа — жить сегодня лучше, чем вчера. Чтобы потребности народа и отдельных людей удовлетворялись во все большем объеме. Кто-нибудь будет с этим спорить?

А теперь сравниваем демократическую Россию и тоталитарный коммунистический Китай. Среднегодовой экономический рост Поднебесной за последние 40 лет составил 10,8%! Вы можете себе такое представить? Чтобы рост был непрерывным и стабильным столь долгое время, не прерываясь провалами кризисов. Да никакое германское, японское или итальянское чуда ни идут ни в какое сравнение с китайским. Средняя зарплата в Китае уже сегодня превышает российскую, а высокотехнологичная продукция очень скоро сравняется или уже сравнялась качеством с американской или западноевропейской. Это учитывая, что еще в середине 20 века страна практически не имела промышленности, а абсолютное большинство населения жило натурально в средневековье. И это сделали не какие-то Кейнс или прости-господи, Фридман со своими мальчиками, а обычные коммунисты.

Конечно, найдется много людей, которые укажут на бедность китайских деревень, на социальное расслоение и т.д. Мол, что это за коммунистическая страна, где все хотят заработать побольше денег, где миллиардеры соседствуют с нищими? Но на то они и коммунисты, что являются материалистами и не уповают на чудо, которое разом сделает богатыми и высокодуховными более миллиарда населения. Только глубоко ущербный идеалист может думать, что стоит принять прекрасные законы, запрещающие к примеру, бедность, и все тут же станет хорошо. Любое процветание базируется на развитой экономике, которую, в свою очередь, невозможно построить без современных технологий. А с этим у КНР изначально были большие проблемы.

В конце 40-х годов, когда коммунисты установили контроль почти над всей страной, Китай пребывал в страшной разрухе, по сравнению с которой послевоенная разруха в СССР — это верх экономического благополучия. Если Сталин в 1929 году говорил об отставании России от экономически развитых стран на 50-100 лет, то Мао Цзэдун через 20 лет мог бы сказать об отставании уже лет на 200, на которые его задержала политика династии Цзинь, колониальное ограбление и, наконец, многолетняя гражданская война и японская военная интервенция. Подавляющее большинство населения — крестьяне, ведущие хозяйство средневековыми методами. Население в городах повально страдает от наркомании, на который их посадили британцы. Промышленности, а соответственно, и рабочего класса считай, что и нет. Вдобавок к этому полная блокада со стороны капиталистических стран.



Вообще, по сравнению с СССР 20-х годов в этом смысле КНР повезло и не повезло одновременно. Молодая Советская Россия смогла относительно быстро прорвать изоляцию со стороны капстран, умело играя на их противоречиях и привлечь западные технологии и деньги. К 50-м же годам ситуация поменялась кардинально — капиталистический мир или т.н. «свободные» страны оказались консолидированы под жестким диктатом почти единоличного лидера — США. Соответственно, фронт изоляции с их стороны оказался гораздо крепче, чем в 20-е. Повезло же красному Китаю в том, что в противовес капстранам, мощной политической и экономической силой стали страны социалистические.

И опираясь на советскую помощь, Китай начал первую индустриализацию. К несчастью, очень скоро в класти в СССР пришли ревизионисты, взявшие курс на реставрацию капитализма. Китай, не пожелавший предавать идеи Ленина и Сталина, оказался таким образом, почти в полной изоляции. Помощи, а главное, технологий для модернизации экономики получить неоткуда. Что делать? Самим все начинать — с паровой прялки, паровозов Стефенсона и пароходов? Но это значит, что развитые страны не удастся догнать никогда, что предопределит военное поражение в очень возможной войне с империалистами или Советским Союзом.

Но не для того ведь коммунисты брали власть, чтобы в трудный момент выбрасывать белый флаг. Выход был найден примерно такой же, какой нашла Советская Россия в 20-х. После троцкистского госпереворота в СССР, мир оказался поделен уже не на капиталистический и коммунистический блоки, а на две капиталистические системы с противостоящими друг другу гегемонами. А раз так, Пекин сыграл на их противоречиях и в 70-е добился признания со стороны США и других капстран, которые взамен не требовали смены строя в стране.

Причем, мотивы американцев были отнюдь не гуманистическими. Среди причин, побудивших их пойти навстречу Пекину называют экономический и нефтяной кризисы начала 1970-х и внешнеполитические проблемы из-за вьетнамской войны. Во всяком случае, это позволило Китаю наконец привлечь иностранные инвестиции и технологии.



В 1978 году Китай от того, что можно назвать условно военным коммунизмом вступил в эпоху новой экономической политики. В полном соответствии с декларируемыми ими идеями исторического материализма, коммунистическая партия в определенный момент взяла на вооружение некоторые рыночные механизмы. В КПК посчитали это нужным на данном этапе. И несмотря на шквал критики со стороны т.н. «коммунистов», которые прямо кушать не могут, глядя на эксплуатацию человека человеком, китайцы достигли в экономике огромных успехов.

Потому что китайские коммунисты лучше всех знают, что экономические законы нельзя обойти, их можно лишь открывать, изучать и использовать на пользу большинства. А еще раньше это знали и понимали советские коммунисты во главе с Лениным и Сталиным, также подвергавшиеся критике со стороны кабинетных теоретиков. Это к слову, поскольку есть люди, которые успехи китайцев объясняют тем, что они просто очень древняя и мудрая нация, а Си Цзиньпин действует по заветам Конфуция.

Но ведь даже с формальной точки зрения в Китае все происходит гораздо демократичнее. В России часто оказывается так, что за непопулярные реформы отвечает некое лицо из правительства, а президент или парламент оказываются как бы ни при чем. Это издержки практической реализации разделения властей, теория которого была разработана еще в феодальную эпоху Шарлем Монтескье.

В Китае такое невозможно в принципе, поскольку там народные избранники обладают всей полнотой власти, формируя как исполнительную ветвь, так и судебную. Ни о каком независимом суде речи не идет. Что это за демократия, если судебной системой управляют люди, независимые от представителей этого самого демоса — народа. Причем, если судья может быть независимым от народа, то от денег зависимость остается в любом случае. Это же касается и независимых СМИ.



Говорят, в Китае нет многопартийности, поэтому ее нельзя считать по-настоящему свободной страной. Зато у нас партий столько, что уже непонятно, кто и чего обещает — сильной и великой России или великой и свободной? К сожалению, возможность выбора между Жириновским, Зюгановым и Прохоровым не делает большинство россиян богаче, а какая свобода может быть у бедного? Свобода выбора между Роллтоном и Дошираком?

Многих удивляет энтузиазм, с которым делегаты китайского парламента собираются на сессии. У таких людей всегда хочется спросить, если бы Единая Россия 40 лет вела страну по пути успешного экономического развития... Если бы вы видели плоды этого роста вокруг, ощущали ее на себе, как вы каждый год живете лучше, чем предыдущий... Если бы вы видели, как Сердюковых с Васильевой, Чубайсов и прочих гениальных манагеров ставят не на еще более хлебные посты, а к стенке... То неужели бы вы двумя руками и ногами не были за нее? Неужели не голосовало бы за нее близко к ста процентам населения? Неужели, если бы вас избрали депутатом, вы бы не приезжали на заседание как на праздник? Потому что знаете, что вы там будете защищать не личные интересы олигархов типа Дерипасок или Прохорова, а своих родных, друзей, соседей, себя лично. Для нас это кажется дико, потому что мы вместо выборов привыкли к нашему бл.скому цирку с несмешными и циничными клоунами.

И если вы видите бедные китайские кварталы и деревни, это значит лишь, что мы живем в реальном мире, где не действуют волшебные палочки. В реальном мире для уничтожения бедности в полуторамиллиардной стране необходимы предпосылки, одним из которых и является развитая экономика, в основе которого лежит современная промышленность. И эта экономика у Китая уже практически есть.



В Японии, к примеру, уровень жизни достиг относительно высокого уровня лишь к 80-м годам. Т.е. им понадобилось на это 40 лет, с учетом того, что развиваться они начали не на пустом месте. Но японцев «всего-то» чуть больше ста миллионов, тогда как китайцев в десять раз больше. Безусловно, в Китае еще полно работы по вытягиванию людей из бедности, что признают и в самом КПК, где недавно была принята программа, в соответствии с которой к 2020 году в стране будет полностью уничтожена нищета. Пока нищета, т.е. крайняя бедность, но вы слышали про подобную программу в России? И даже если таковая будет принята, у вас есть представление, кто его у нас будет реализовывать?

Сегодня, особенно в свете пенсионной реформы, в России принято кивать на Китай, мол, у них вообще нет пенсий. При этом многие русские туристы, приезжая куда-нибудь в Венецию, морщатся от огромного количества китайских туристов. Их раздражает, когда шумная толпа китайских бабулек и дедулек с огромными фотоаппаратами наперевес перегораживают целую улицу. Но это также говорит и о наличии свободных средств на путешествия. Конечно, пока это жители крупных городов — Шанхая, Пекина, Чунцина, но говорят, лет десять назад и их было совсем немного. Что интересно, когда в России видят таких же бабулек с дедульками из Германии, принято размышлять об огромных германских пенсиях по сравнению с российскими.




А, к примеру, индийских туристов в Европе не наблюдается почти совсем, хотя Индия стала независимой одновременно с приходом к власти коммунистов в Китае. Причем, на фоне тогдашней КНР, Индия выглядела вполне экономически развитой с многочисленным рабочим классом. В отличие от их северных соседей, индийцев никто не блокировал и не лишал доступа к современным технологиям. Капитализм, свобода, развивайся не хочу! А попробуйте сегодня сравнить эти две страны.

Что в итоге? В итоге можно констатировать, что наиболее демократической страной нашей с вами современности является Китай. Как это ни странно может прозвучать для некоторых. Хотя, более или менее демократической страна быть не может... тогда переформулирую так, сегодня одной из немногих настоящих демократий в мире является Китай.

Потому что настоящая демократия уже по определению может быть только при диктатуре пролетариата, т.е. большинства населения, т.е. народа. В противном случае при господстве буржуазии, это будет уже олигархия — т.е. власть меньшинства и в интересах меньшинства, неважно, оформлена она под вывеской либеральной демократии или фашистской диктатуры. Ведь мы же не будем утверждать, что непопулярные реформы у нас являются таковыми для всех! У повышения налогов, пенсионной реформы, коммерциализации образования и здравоохранения, не говоря уже о прочих платонах и энерготарифах, всегда есть вполне конкретные бенефициары. И если вы положа руку на сердце можете вспомнить, что хоть какая-то реформа за последние 10 лет конкретно для вас стала благом, то... либо вы не совсем искренни, либо вы представитель правящего класса. Хотя вряд ли такие люди прочитают это.


VIVA_VOVA



Recent Posts from This Journal


promo aloban75 october 16, 17:01 11
Buy for 50 tokens
Совсем недавно я узнал об этом музыкальном коллективе и уже успел стать их поклонником. Очень радует, что появляется все больше талантливых и творческих молодых людей с левыми взглядами, да еще так теоретически подкованных. Иначе и быть не может, ведь Коммунизм - это молодость мира!…

  • 1
подобные тексты лишний раз показывают чисто спекулятивный и демагогический характер псевдополитического понятия "НАРОД", за которым скрываются три разных сущности:

- демос, т.е. сообщество правомочных членов-отцов семейств (хозяев) соседской общины (округа-дема) знающих друг друга лично, решающих дела общины на общем собрании (демократия) и нигде и за никогда за пределами дема не имевших реальной власти в своем качестве, но могущих выступать в качестве олигархии над слабыми демами;

- фольк, т.е. сообщество правомочных членов-воинов одной дружины, решающих дела дружины сходным образом с демом;

- нация или гентис, т.е. собственно на-род - масса народившихся на данной территории человечков, после Возрождения и Реформации, т.е. с началом Нового (буржуазного) времени, фетишизированного идеологами до верховного суверенна (носителя верховной власти), скрывающего реальную власть различного рода олигархий - от этнических до финансовых или идеологических.

  • 1