?

Log in

No account? Create an account

ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

Призваны в мир мы вовсе не для праздников и пирований. На битву мы сюда призваны

Previous Entry Share Next Entry
Латышские полицейские («шуцманшафт») батальоны в Белоруссии (1941 - 1944гг.)
Основной
aloban75



В годы минувшей войны на территории Белоруссии в войсках вермахта, формированиях СС, полиции безопасности и СД, а также в различных оккупационных вспомогательных частях и командах находились представители различных национальностей, в том числе латыши. Латыши служили в них, или работали, в основном в качестве переводчиков, унтерофицеров и рядовых солдат, а так же в числе «подсобных специалистов»: хозяйственных советников, агентов, следователей и т.д. Последними преимущественно было укомплектовано специальное подразделение Высшего начальника СС и полиции (HSSPF) Остланда, которое дислоцировалось при минском СД. (В отдельных документах это подразделение фигурирует под названием «латышская рота при СД»).

Как видно из архивных материалов, главной его задачей было оказание помощи в борьбе против антифашистского подполья и партизанского движения, а так же активное участие в акциях по уничтоженю еврейского населения Белоруссии. Так, по имеющимся данным, осенью 1941 года в г. Борисов из Минска прибыл оберштурмфюрер Крафт вместе с переводчиком унтершар фюрер ом Айхе и 50 офицерами и солдатами, преимущественно латышами, для участия в ликвидации Борисовского гетто, где было уничтожено более 9 тысяч человек.1 Летом 1942 г. специальные истребительные отряды под командованием унтер-штурмфюрера СС Амелунга, состоящие из латышских добровольцев и служащих СС, произвели уничтожение еврейского населения.


Из протокола допроса 28. 02. 1947 г. бывшего начальника управления безопасности г. Борисова и уезда Эгофа Д. Д. // Память: Историко-документальная хроника г. Борисова и Борисовского р-на. Минск: БелЭН, 1997. С. 330. (На белорусском языке).

О том, как использовались латыши в проведении акций уничтожения евреев, свидетельствует приказ оберштурмбаннфюрера СС командира полиции безопасности и СД в Минске Эдуарда Штрауха от 5 февраля 1943 года об уничтожении евреев г. Слуцка:«8 - 9 февраля 1943 г. в г. Слуцке силами местной команды будет проводиться переселение проживающих в городе евреев. В акции примут участие перечисленные ниже члены команды, а также около 110 служащих латышской добровольческой роты. Руководство акцией возлагается на оберштурмфюрера СС Мюллера...Обеспечение безопасности и охрана гетто возлагаются на полицию порядка. Учет и оценка остающейся в гетто собственности поручается гауптштурмфюреру СС Ма-декеру. Для выполнения этой задачи в его распоряжение предоставляется команда из 2-х служащих (Крус, Бухнер), 2-х переводчиков (Михельсон, Натаров) и 10 латышей. Доставка евреев из гетто производиться под руководством штурмбаннфюрера СС Графа. В его распоряжение предоставляются шесть команд, каждая из которых состоит из одного служащего [местной команды] и 9 латышей. Назначены следующие начальники команд: Краузе, Николь, Генерт, Эриг, Велер, Цеушель. Вывоз евреев к месту переселения производиться при помощи 6 грузовиков, каждый из которых сопровождают 4 латыша. В районе переселения имеются 2 ямы. При каждой яме работает группа из 10 человек руководящего и рядового состава, которые сменяются каждые 2 часа».4 В этом же документе отмечается, что «обеспечение безопасности в районе переселения возлагается на унтерштурмфюрера СС Пьера с 10 латышами».Следует отметить, что служащие этой роты сыграли определенную роль в раскрытии немецкими спецслужбами сети Минского антифашистского подполья и в частности Военного Совета партизанского движения (ВСПД), Минского подпольного горкома КП(б)Б, и т.д.

Данная статья содержит в себе краткий обзор сведений о деятельности на территории Белоруссии латышских полицейских и военных формирований, содержащихся в документах и материалах государственных архивов Республики Беларусь. К сожалению, эти сведения являются разрозненными и эпизодическими, не дающими возможность сделать однозначные выводы. Поэтому нашей задачей было - назвать эти формирования и, по возможности, кратко рассказать об их деятельности на территории Белоруссии. Автором использованы также сведения ряда других архивов, в которых пришлось ранее работать. Так как эта тема тогда не являлась предметом специального исследования, то сведения собирались в контексте других проблем. Разумеется, наша работа не может претендовать на полноту, вполне возможно, что сведения об отдельных формированиях могут потребовать некоторых уточнений. Необходимо отметить, что сведения о латышских военно-полицейских формированиях отложились в материалах различных фондов: в фондах содержащих документы и материалы советского партизанского движения, подпольных партийных органов, в мемуарных свидетельствах, а также в различных фондах оккупационных органов, в немецких документах, оказавшихся в архивах в годы войны и поступивших в виде копий и микрофильмов в послевоенный период.

Сведения о первых латышских полицейских батальонах относятся к началу 1942 года. Как явствует из 10-дневной оперативной сводки командующего тылом группы армий «Центр» генерала Макса фон Шенкендорфа Главному командованию сухопутных сил вермахта от 1 января 1942 г.: «17-й латышский полицейский батальон на подходе и будет задействован в Лепеле». Батальон находился в оперативном и строевом подчинении Высшего начальника СС и полиции России «Центр» (HSSPF Rusland Mitte). К сожалению, нам не удалось обнаружить других сведений о деятельности этого формирования на территории Белоруссии в 1942 году. Весной 1943 г. в руки белорусских партизан попал приказ HSSPF группы армий «Юг» и Украины (№ 278/43) из которого явствует, что на основании указа оперативного штаба (№ 880(456)/43 от 25.04.1943 г.) 17-й батальон был в Киеве экипирован в полицейскую форму зеленого цвета и передислоцирован в Овруч, где был слит с 25-м латышским батальоном. Офицером связи для нового 25-го батальона остался майор шутцполиции Мевс. Гауптман Шрёдер с его персоналом связи поступил в распоряжение нового батальона. Согласно приказу, после слияния немедленно необходимо было провести проверку личного состава на благонадежность. Всех непригодных рекомендовалось отсортировать и отправить в Ригу.5

По имеющимся в нашем распоряжении данным,2 на 1 июля 1942 года на территории Белоруссии действовали четыре латышских полицейских батальона: 18-й, 24-й, 26-й и 266-й «Е», которые в строевом отношении подчинялись HSSPF Остланда, а в оперативном - командующему полицией порядка Белоруссии. Батальоны дислоцировались соответственно в Столбцах, Станьково, Бегомле и Минске. К концу года из Латвии в Ганцевичи прибыл еще один -271-й латышский полицейский батальон. 18-й латышский полицейский батальон в количестве 395 человек (из них: 22 офицера и 75 унтер-офицеров) прибыл в оперативное подчинение командира полиции порядка Белоруссии в мае 1942 г. из Риги. Немецким офицером связи в батальоне был хауптман шутцполиции Эрзум.3 Командовал батальоном хауптман Зихерт. Батальон дислоцировался в Столбцах. 15-16 мая 1942 г. батальон вместе с 603-м охранным полком, 347-м, 468-м, 913-м охранными батальонами принимал участие в «паци-фикационной» операции, которая проводилась против партизанских формирований севернее и северовосточнее д. Шацк Руденского района под кодовым названием «Рига» (Riga). В ходе столкновения с партизанским отрядом Н.М. Никитина, которое состоялось в урочище Волчий Остров в 6 км севернее Шацка, каратели потерпели поражение и вынуждены были прекратить операцию.4

6 июня 1942 г. батальон совместно с частями вермахта, полиции порядка и полицией безопасности принимал участие в боевой операции против партизан в треугольнике Узда - Копыль - Столбцы. Батальону была придана команда СС (состояла из трех командиров, шести унтер-офицеров, шести переводчиков и восьми рядовых). Перед ней стояла задача, наступая вместе с батальоном, захватывать и вести допрос пленных с целью получения более достоверных данных о партизанах. В свою очередь она была разбита на три мелкие команды СС (А-1 - командир хауптштурмфю-рер СС доктор Кунц), А-2 - командир оберштурмфюрер Шлегель, А-3 - командир оберштурмфюрер Вильке), которые были приданы каждой роте батальона.5

Летом 1942 г. батальон под командованием майора Рубениса на протяжении нескольких дней принимал участие в уничтожении гетто в г. Слониме Барановичской области.6 В архивных документах, в воспоминаниях очевидцев сохранились свидетельства этой жуткой трагедии.7 Перед расстрелами людей раздевали донага. Изымали ценности, вырывали золотые зубы. Капрал Эдгар Вульнис фотографировал сцены массовых убийств и позднее продавал фотографии по пять марок за каждую. В перерывах перед расстрелами лейтенант Эглайс хвастался своим умением точно стрелять. Он цинично заявлял: «С 30 метров прямо в голову - для меня это просто».8

Приказом командующего полицией порядка Белоруссии полковника Клепша от 28 августа 1942 г. капитану и командиру батальона Фридриху Рубенису была объявлена благодарность:«24.07.1942 г. возле имения Налибоки в бою с превосходящей бандой, благодаря особой находчивости и хорошему руководству батальоном смог уничтожить противника».9

Сведения о том, что батальон находился в распоряжении командующего полицией порядка Белоруссии, относятся и к 1943 году. В дневном приказе командующего полицией порядка Белоруссии в списке героически погибших в борьбе с большевизмом названы шутцманы Янис Урбикс (погиб 22.02.1943 в Рудне) и Христ Ога (погиб 5.03.1943 г. в Рудне). В обнаруженных приказах командующего полицией порядка Белоруссии как «героически погибшие в борьбе с большевизмом» значатся 13 служащих батальона.

Многие солдаты и офицеры неоднократно награждались. Так, приказом № 13 командующего полицией порядка при начальнике СС и полиции Белоруссии от 15 июня 1943 года медалью за отвагу 2-й степени в серебре для лиц восточных народов был награжден ст. лейтенант Эрик Зунде, бронзовой медали за отвагу 2-й степени были удостоены командир батальона майор полиции Фридрих Рубенис, капитан Фридрих-Роберт Шведе, ст. лейтенанты Карл Скунт, Янис Бумберс, Освальд Лапиньш, Вольдемар Замиелис, Франц Эглайс, Карл Ридусс, Якоб Пальманс и более 50 других служащих батальона. «Черным» значком за ранение были награждены 10 человек.1024-й латышский полицейский батальон в количестве 433 человек (16 - офицеров и 78 унтер-офицеров) в начале июня 1942 г.11 прибыл из Лиепаи в Станьково под Минском.12 Командовал батальоном хауптман шутцполиции Вильгельм Борхардт. В начале августа он погиб.13 Немецким офицером связи при батальоне был хауптман Маркварт.

14 июня 1942 г. батальон вместе с 603-м охранным полком принимал участие в карательной экспедиции под кодовым названием «Александров» против партизан отряда Н.М. Никитина в Дзержинском районе. Отряд Н.М. Никитина отбил 21 атаку карателей, нанеся им значительные потери. В отчете об операции говорилось:«После ожесточенной борьбы лагерь был взят. Противник силой до 200 человек смог прорвать наше оцепление... Собственные потери значительны».14В конце августа - сентябре 1942 г. батальон в составе группы (полка) майора Бинца принимал участие в проведении боевых операций против партизан, которые получили кодовые наименования: «Болотная лихорадка "Север"» - в районе Кривичи - Дол-гиново, «Болотная лихорадка "Запад"» - в районе Ивенца - Столбцы, «Болотная лихорадка "Юго-запад"» - в Барановичском, Берозовском, Ивацевичском, Слонимском и Ляховичском районах.

Обстановку в определенной степени передаёт дневник боевых действий 23-го полицейского батальона майора Бинца. На время этих операций батальон назывался полком (а с 7 сентября - «Боевой группой Бинца»). 24-й латышский полицейский батальон входил в этот полк (группу) боевым батальоном. Батальон находился на территории Белоруссии до ноября 1942 г., постоянно принимая участие в боевых действиях против партизан.18 Четыре человека отмечены в приказах среди героически погибших.19 В ноябре 1942 г. 24 и 26 латышские батальоны были выведены с территории в Белоруссии. По этому случаю 15 ноября 1942 г. приказом командующего службы порядка в оккупированной Белоруссии полковника полиции Клепша командирам батальона обер-лейтенанту Веверсу и оберлейтенанту Аператсу, а также немецким офицерам связи гауптману охранной полиции Маркварту и гаупт-штурмфюреру СС Вихманну объявлялась благодарность.20 О 266-м «Е»21 латышском полицейском батальоне известно, что он был сформирован в Риге (Болдерая), и по данным на 1 июня 1942 года, дислоцировался в Минске. Он насчитывал 682 человека. Из них: 54 офицера и 222 унтер-офицера. Командовал батальоном СС хауптштурмфюрер Вихманн. Батальон в августе-сентябре 1942 г. в качестве резерва принимал участие в карательной операции «Болотная лихорадка», которая проводилась под общим руководством HSSPF Ostland обергруппенфюрера СС Еккельна.22 Как видно из приказа полковника охранной полиции и командующего службы порядка Белоруссии от 1 декабря 1942 года № 19:


Читать далее полностью здесь https://vk.com/@-97220602-latyshskie-policeiskie-shutcmanshaft-batalony-v-belorussii-1




Recent Posts from This Journal


promo aloban75 october 16, 17:01 11
Buy for 50 tokens
Совсем недавно я узнал об этом музыкальном коллективе и уже успел стать их поклонником. Очень радует, что появляется все больше талантливых и творческих молодых людей с левыми взглядами, да еще так теоретически подкованных. Иначе и быть не может, ведь Коммунизм - это молодость мира!…

  • 1

Душонки из тушОнки!  (((


Собственно, что этих латышей, что эстонцев, что древнеукров, что прочих изменников Родины держали только для одной цели - карательной.

У латышей и эстонцев совсем другое понимание о Родине. "Изменили" они оккупантам своих стран. Примерно как партизаны той же Беларуси.

Я так и знал, что к слову "Родина" кто-то да прицепится.
Ладно, перефразирую. Измена государству. Подсказать, чем это грозит по законам государства, находящегося в состоянии войны?

""Изменили" они оккупантам своих стран. "
Зверски убивая мирное население? Браво, такого "оправдания" я еще не стречал.

Edited at 2018-09-27 03:17 pm (UTC)

Да, фашисты тоже за свою "Родину" воевали. Причём имели гораздо больше оснований для патриотизма.
Та же Беларусь находилась в состоянии войны. Но уже в составе другого государства. Как, кстати, и те же латыши. Одних оккупантов сменили другие, но каждый оккупант назвал себя государством и ввёл законы военного времени.
А красноармейцы разве меньше зверствовали? В отличие от них, у латышей хотя бы была веская причина мстить евреям: именно евреи послужили "пятой колонной" в Латвии в 1940г.

"ввёл законы военного времени." Да....
Военное время - это каогда страна воюет, а не захотел и "ввел".

"А красноармейцы разве меньше зверствовали?" По ставнению с фашистами и их холуями - вообще не зверствовали.

Еще раз повторю:"Браво, такого "оправдания" я еще не стречал."

На земле Латвии воюют СССР и Германия. Какое дело до них латышам? Те и другие - оккупанты. Вторые как бы немного лучше, ибо не захватывали чужую страну, а освободили от предыдущих оккупантов.
А по поводу зверств хотя бы книжки почитайте. Не совписов, а настоящих фронтовиков.

Не Латвии, а Латвийской Советской Социалистической Республики.

"Вторые как бы немного лучше,"
Рукалицо. Уровень "интеллекта" ясен.
Из тех "знатоков", который сейчас, если бы победили фашисты, "сидел бы в Баварии и пил пиво".
Не позорьтесь своей глупостью и невежеством.

1. Историю подучите.
2. И книги почитайте. Нет, не липовые сказки липовых фронтовиков. Например, архивы. А в архивах можно найти число осужденых красноармейцев за мародерство. Заодно и о преступлениях фашистов узнаете. И про план "Ост" тоже. А как про него узнаете - поймете (наверное) какую чушь тут мололи.

  • 1