?

Log in

No account? Create an account

ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

Призваны в мир мы вовсе не для праздников и пирований. На битву мы сюда призваны

Previous Entry Share Next Entry
Самоубийства детей в царской России
Основной
aloban75



Сегодня Россия находится на первом месте в мире по числу подростковых самоубийств. Э. Дюркгейм определил, что «самоубийством называется всякий смертный случай, являющийся непосредственным или посредственным результатом положительного или отрицательного акта, совершенного самой жертвой» [3, с. 12].

Одной из важных социальных проблем начала ХХ в. стало увеличение количества детских самоубийств. Исследованием этого явления занимались психологи, педагоги, социологи, юристы, был накоплен обширный эмпирический и статистический материал. По распоряжению Департамента просвещения статистика самоубийств среди учащихся велась начиная с 1882 г. Увеличение их числа начинается с 1902 г., затем прерывается в 1905 г. с началом революционного подъёма и вновь продолжает увеличиваться с 1906 г. опережающими темпами по отношению к росту населения.

Специалисты признали тот факт, что во время революционных переворотов и национальных войн, когда общественные интересы получают перевес над личными, число самоубийств обычно уменьшается. Зато в годы, следующие за подобными социальными кризисами, их число начинает быстро расти. Это объясняется как крушением общественных идеалов, надежд, апатией и разочарованием, так и обострением социально-экономической борьбы в годы, следующие за революцией.

По мнению исследователей, рост детских самоубийств находился в теснейшей связи с тяжёлым и затяжным социальноэкономическим кризисом, который переживала Россия в начале века. Полоса репрессий, последовавшая за революционным подъёмом, сопровождалась, по определению того времени, «эпидемией самоубийств» среди учащихся школ. В 1910 г. в Санкт-Петербурге была организована специальная комиссия, возглавляемая врачом Г.И. Гордоном, которая исследовала проблему роста детских самоубийств.


Специалисты и периодическая печать приводят различные статистические данные о самоубийствах среди учащихся, но едины они в том, что до 1903 г. их число увеличивалось параллельно с увеличением населения, а затем как в Санкт-Петербурге, так и в целом по стране наметился значительный рост. По данным периодической печати, за этот период в среднем было совершено 221,8 самоубийств в год, причем если в 1902 г. их было 18, то в 1909 г. уже 482. Правда, по сведениям Департамента народного просвещения, в среднем произошло 73 самоубийства в год, но, вероятно, здесь учитывались только учащиеся [2, с. 453-454].

Каковы же были причины, которые вынуждали детей лишать себя жизни? Известный криминалист и адвокат А.Ф. Кони утверждал, что «значительное число самоубийств совершается в здравом уме и твёрдой памяти, и что совокупность общественных, экономических и бытовых условий в связи с упадком религиозных чувств, развитием чрезвычайных материальных требований в жизни, затемняющих ободрительные нравственные идеалы, играют в качестве почвы для самоубийств не меньшую роль, чем душевные болезни» [9, с. 62].

На первом месте у мальчиков среди причин суицидов, связанных со страхом наказания, стояла школа, на втором - хозяева ремесленных мастерских. Наибольшее их количество в средней школе наблюдалось «у мальчиков в период возмужания, а у девочек в тот период, когда девочки-подростки превращаются в молодую взрослую барышню» [12, с. 36].

На I Всероссийском съезде по семейному воспитанию анализировали причины детских и юношеских самоубийств, и на первое место была поставлена деятельность школы, которая физически ослабляла учащихся ввиду плохих санитарно-гигиенических условий: переполненность, отсутствие вентиляции, недостаток освещения. Кроме этого, сильным и значительным фактором, негативно влиявшим на учащихся, были признаны экзамены, «их влияние на учащихся измеряется у нас целыми эпидемиями самоубийств, которые так и носят название "экзаменационных"» [1, с. 459].

Согласно данным родительских комитетов, собиравшим информацию об экзаменах, в течение пяти лет среди учащихся средних школ было 78 покушений на самоубийства, 136 самоубийств, 290 случаев отказа учеников от продолжения учения, 4700 случаев ухода учеников из школы из-за неправильной оценки их успехов и около 10 тысяч случаев увольнения и исключения из-за слабых успехов. В 1907 г. родительскими комитетами была подана министру просвещения записка с ходатайством об отмене экзаменов, но обращение так и осталось без внимания [1, с. 460].

Кроме экзаменов, не менее вредно влияли на учащихся переживания по поводу плохих отметок, которые были причиной самоубийств школьников (5 %). Плохие отметки для учащихся имели иногда роковые последствия, из-за которых они боялись являться домой, зная по опыту, какое наказание ожидает от грубых и жестоких родителей. Двойки и единицы служили не только оценкой знаний учащихся, но и средством воздействия на них, т. е. наказанием. Учителя не пытались понять причину неуспеваемости учеников. Ведь для некоторых это были отнюдь не лень или плохие способности, а такие домашние условия, при которых невозможно удовлетворительно учиться. При существовавшей отдалённости школы от семьи учителя обычно не знали условий, в которых жили учащиеся дома, семейных отношений, материального положения, и нередко отметки не только не достигали своей цели, а приносили прямой вред.

Школа, по мнению специалистов того времени, мало делала, чтобы ограждать своих питомцев от волнений и потрясений и вместе с тем много делала такого, что выводило учащихся из состояния равновесия. На съезде по семейному воспитанию школьный режим был охарактеризован как безжизненный и жестокий, так как «школа в лице преподавателей относится к ученикам грубо, и наказания в ней принимают характер бесконечных репрессий, дающих широкий простор и свободу чрезмерной придирчивости и мелочной мстительности». Поэтому, наверное, не случайно, что причиной (26,4 %) самоубийств детей и юношей во многих случаях была школа [1, с. 460].

В фонде Департамента народного просвещения Российского государственного исторического архива хранится более 30 дел «О самоубийствах, покушениях на самоубийства, несчастных случаях в учебных заведениях», относящихся к началу ХХ в. Уже сам факт сбора данной информации свидетельствует, что такая проблема имела место, а количество исследований и диссертаций педагогов, психологов, юристов, социологов, посвящённых этой проблеме, позволяет думать, что ситуация с суицидными явлениями среди учащихся школ была достаточно серьёзной и острой.

Циркулярным распоряжением Министерства народного просвещения на имя учебно-окружных начальств от 16 октября 1905 г. № 25188 начальникам учебных заведений в целях врачебносанитарной статистики было предложено «доставлять в Министерство подробные донесения о самоубийствах и других несчастных случаях среди учащихся вместе с необходимыми по существу дела объяснениями и заключениями по каждому отдельному случаю, прилагая к ним:

1) протоколы судебно-медицинского вскрытия, если таковое было, 2) заключение врача и 3) письма, записки, оставленные самоубийцами или покушавшимися на самоубийство в подлиннике или в засвидетельствованной копии».

Далее авторы циркуляра поясняли, что «необходимость такого именно фактического материала для врачебно-санитарной статистики самоубийств и покушений на самоубийство среди учащихся, разрабатываемой в настоящее время Министерством народного просвещения, очевидна в целях как освещения мотивов самоубийств, так и выяснения той психофизической основы, на почве которой происходят эти патологические явления. Помимо того, Министерство просвещения, принимая во внимание как интересы самих пострадавших лиц из среды учащихся и их родственников, так и интересы всего общества, зачастую предъявляющего к школе и учебному начальству обвинения в безвременной гибели порученных его руководству детей и юношей, признаёт полную необходимость быть всесторонне осведомлённым о всех случаях самоубийств и покушений на самоубийство среди учащихся, дабы иметь возможность предотвращать эти катастрофы в будущем и выяснить влияние данной школы и всего строя учебновоспитательного дела как в каждом частном случае, так и в отношении общего школьного режима на проявление среди учащихся названных ненормальных явлений. Ввиду сказанного материалы, добытые судебным следствием, являются главным базисом, на который может опираться в своих построениях и выводах врачебносанитарная статистика самоубийств и покушений на них, преследуя цели возможного уменьшения этого зла среди учащихся» [6. Л. 204204 об.].

Доктор Хлопин отмечал, что самоубийства учащихся являются угрожающим симптомом ввиду того обстоятельства, что происходят приблизительно в три раза чаще, чем среди населения России всех возрастов и состояний в целом [12, с. 161].

По данным, приводимым в журнале «Вестник воспитания», число самоубийств среди гимназистов за 1883-86 и 1901-1903 гг. возросло в отношении 100 к 166 [5, с.161]. А в 1908 г., по мнению большинства исследователей, самоубийства среди учащихся носили эпидемический характер.

Самое потрясающее в статистике самоубийств рассматриваемого периода то, что Россия занимала одно из первых мест в мире по числу самоубийств среди учащихся, в то время как по числу самоубийств среди солдат - предпоследнее место [5, с. 159]. Эти данные позволяют сделать вывод, что положение солдат в армии было гораздо лучше, чем положение детей в школе и дома, и командиры в армии были более милосердными, внимательными и гуманными, чем учителя и родители. Это ли не парадоксальная ситуация российского общества?

В журнале «Вестник общественной гигиены и судебной медицины» проанализировали категории детей-самоубийц и способы их ухода из жизни. Среди подростков до 15 лет, покушавшихся на самоубийство, почти половина являлись учениками ремесленных мастерских. Причинами самоубийств были боязнь наказания со стороны мастеров и подмастерьев и «жестокое обращение» [4, с. 68].

Как отмечал А. Липский, «средства, принимавшиеся детьми с целью лишить себя жизни как лицами малоопытными, были малоудачные в смысле удобства и быстроты лишения себя жизни. Большинство бросалось или в воду, или с крыши, из окна, или под поезд железной дороги; а двое бросились в яму отхожего места. Затем идут отравление - в большинстве неудачное - и повешение, почти на половину не удавшееся; три случая нанесения ран окончились благополучно» [4, с. 69]. Безусловно, данный анализ звучит цинично, но он отражает реальную ситуацию, имевшую место в столице во второй половине 90-х гг. XIX в.

Ещё одним фактором, влиявшим на самоубийства подростков, являлась семья. На I Всероссийском съезде по семейному воспитанию отмечалось недостаточное влияние семьи на подрастающее поколение, когда дворяне и бюрократия предоставляли воспитание своих детей, эту тяжкую и скучную работу, наёмным людям, а представители средних классов, интеллигенция и особенно трудящиеся не могли заниматься воспитанием детей, потому что всё внимание и вся энергия уходили на тяжёлую борьбу за существование. Это нередко приводило к отсутствию понимания между детьми и родителями. Анкетирование, проведённое в Санкт-Петербурге в 1912 г. среди учащихся, показало, что духовная связь в семье между родителями и детьми существует у юношей в 54,1 %, у девочек в 44,6 % [1, с. 464].

Самоубийства нередко являлись также следствием жестокого обращения с детьми со стороны родителей. Анализ причин суицидов привёл специалистов к выводу, что большинство их можно было бы предотвратить. Журнал «Свободное воспитание» в 1910 г. отмечал, что «многие детские самоубийства суть косвенные убийства, а виновные их - те, кто не понял своего долга или даже сознательно попрал его ногами» [10, с. 32]. С 1907 по 1909 г. в стране было совершено 85 самоубийств учеников торгово-промышленных и ремесленных заведений, являвшихся протестом против невозможной жизни, на которую они были обречены [2, с. 86].

«40 % самоубийств девочек и девушек составляли сексуальные причины. В их числе есть много "соблазнённых" (из них некоторым не более 13 лет), есть молодые проститутки, которым их жизнь показалась невыносимой» [10, с. 76]. Но девочки-самоубийцы далеко не все могли считаться жертвами «несчастной любви», здесь было гораздо больше жертв социально-экономических условий: последствия рождения внебрачных детей и тяжёлые условия жизни лежали в основе большинства из них.

Публицисты отмечали, что значительное число самоубийств молодых девушек связано с «подчинённым положением женщин как в сфере экономики, так и в сфере сексуальных отношений, бытовая строгость современной половой морали. Нормальное воспитание и нормальные отношения старшего поколения к созревавшим в половом отношении девочкам-подросткам могли бы многие из этих самоубийств предупредить» [11, с. 76].

Способ осуществления суицида подростками различался по гендерному признаку. Большинство мальчиков - 55,5 % - уходили из жизни, используя самоповешение, а 66,7 % девочек - утопление. Примерно одинаковое количество и мальчиков (26 %), и девочек (22,2 %) отравились. Девочки в отличие от мальчиков (14,8 %) не использовали огнестрельное оружие, и среди них не встречалось ни одного случая самоубийств, мотивом для которых служил бы алко-

голь [8, с. 168-169]. В целом мальчики использовали более жёсткие способы, такие как повешение и оружие.

Безусловно, причиной суицидов являлось и состояние самого общества, его политические, экономические и социальные проблемы. В газете «Русская мысль» в 1912 г. Г. Гордон отмечал, что «рост детских самоубийств находится в теснейшей связи с тем тяжёлым и затяжным социально-экономическим кризисом, который переживает Россия в последние годы» [7, с. 2]. Нужда, безработица, бедность и другие проблемы социально-экономического характера вызывали 30 % суицидов в раннем возрасте, особенно среди мальчиков, которым рано приходилось начинать жить своим трудом [11, с. 82].

Специалисты считают, что современные самоубийства подростков связаны с ослаблением функций семьи и отсутствием взаимопонимания между родителями и детьми. Изучение опыта прошлого во многом будет способствовать углублённому исследованию данной проблемы, а соответственно, и комплексному её решению.


Суицид в среде крестьянской молодежи (конец XIX — начало XX века)

На основе архивных источников, преимущественно полицейских отчетов, изучена проблема ювенального суицида конца XIX – начала XX в. Объектом исследования выступает село губерний Европейской части России. Предметом изучения являются случаи самоубийств деревенских детей и подростков. Особое внимание обращено на выяснены мотивов добровольного ухода из жизни крестьянских юношей и девушек. В ходе проведенного исследования были установлены способы совершения суицида, а также выявлены гендерные особенности самоубийств крестьянской молодежи. Методология исследования основана на междисциплинарном подходе, давшим возможность изучить проблему как проявление социальной девиации крестьянства конца XIX - начала XX в. Основной вывод проведенного исследования заключается в том, что увеличение числа самоубийств в среде деревенской молодежи обусловлено влиянием процесса модернизации, а точнее теми явлениями, которыми она сопровождалась. Ломка привычного образа жизни рождала чувства страха и отчаяния. Наиболее уязвимой частью села в такой ситуации становились дети.

Безгин Владимир Борисович доктор исторических наук, профессор, кафедра истории и философии, Тамбовский государственный технический университет

Анализ случаев самоубийств, совершенных в сельской местности, дает основание числа утверждать, что мужчины сводили счеты с жизнью чаще, чем женщины. Согласно данным общероссийской статистики конца XIX в. доля женских суицидов составляли от 25 до 30 % от общего их числа [3]. В уездах Тамбовской губернии в конце XIX в. ежегодно регистрировалось от 28 случаев самоубийств в 1885 г. до 62 — в 1897 г. Доля женщин среди сельских самоубийц колебалась от 22% в 1884 г. до 39% в 1885 г. [4]

В начале XX в. на фоне увеличения числа крестьян, добровольно ушедших из жизни, половое соотношение самоубийц оставалось примерно тем же. На основе рапортов уездных исправников Тамбовской губернии за 1908 г. можно сделать вывод о том, что из 20 самоубийц (14 мужчин и 6 женщин) повесились 17 человек, в т.ч. 12 мужчин и 5 женщин, отравились один мужчина и одна женщина, один крестьянин застрелился. Максимальное число самоубийц в селах губернии было отмечено в 1910 г. — 88 крестьян, в т.ч. 68 мужчин и 20 женщин [5, д. 6676, 6677].

Отмеченная гендерная особенность, была характерная и для сельских детей и подростков, добровольно ушедших из жизни. По нашим подсчетам, основанных на данных полиции Курской губернии, только за первое полугодие 1912 г. добровольно ушли из жизни посредством повешения 6 крестьянских парней, в том числе двое в возрасте 12 лет, двое – 14 лет, и по одному в возрасте 15 и 16 лет [6, оп. 121, д. 34ч. 10, л. 5об, 10об, 36об, 54].

Среди способов самоубийств деревенской молодежи преобладало повешение, что подтверждается материалами полицейского ведомства. Приведем лишь некоторые факты, ограничившись пределами двух соседних губерний и временем одного отчетного года. «В степи землевладельцев Станкевичей (Воронежская губерния) 2 июля 1901 г. повесился крестьянский мальчик Захар Шеногин 13 лет» [6, оп. 99, д. 1ч. 71л Г, л. 60]. «В с. Красном Новохоперского уезда Воронежской губернии 31 июля 1901 г. повесилась крестьянка Коноплянская, 19 лет» [6, оп. 99, д. 1ч. 71л Г, л. 70]. «21 мая 1901 г. в с. Старой Нелидовке Белгородского уезда Курской губернии повесился крестьянин Бондаренко, 16 лет» [6, оп. 98, д.1ч. 28л. Г, л. 18об].

Одной из причин самоубийства деревенских парней являлось пьянство. Как для взрослых крестьян, так и для сельской молодежи это пагубное пристрастие доводило порой до суицида. В Орловской губернии, 18 января 1900 г. в с. Парамонове Болховского уезда повесился крестьянин Захар Карев, 19 лет, бывший в нетрезвом виде [6, оп. 98, д. 1ч, 16л. Г, л. 22]. «В слободе Холке Новооскольского уезда Курской губернии 13 сентября 1901 г., страдая горячкой, повесился Гореленков, 18 лет» [6, оп. 98, д.1ч. 28л. Г, л. 49об]. Житель с. Антоновки Криушинской волости Тамбовского уезда той же губернии Артемий Илюшкин, 26 лет, 25 февраля 1908 г. удавился в пьяном виде в собственном доме [5, д. 6676, л. 100об].

Накладывали на себя руки сельские жители и по причине психического расстройства или в состоянии депрессии, что также отмечено в отчетах уездных исправников. Так, в слободе Кривоносовой Богучарского уезда Воронежской губернии, в припадке психического расстройства, 14 января 1900 г. повесился крестьянин Горбунов 19 лет [6, оп. 98, д.1ч. 64л. Г, л. 6]. 9 февраля 1900 в д. Глинках Медынского уезда Калужской губернии в своем доме повесился в припадке меланхолии Иван Тихонов, 19 лет [6, оп. 98, д. 1ч. 57л Г, 15об]. В Тамбовской губернии в 1900 г. был отмечен лишь один случай подросткового суицида. 18 марта этого года в с. Солдатской слободе Борисоглебского уезда удушился крестьянский мальчик Иван Гущин, 12 лет, причина — тоскливое состояние [5, д. 6676, л. 122]. Крестьянский мальчик Любогощев, 14 лет, житель слободы Петропавловки Коротоякского уезда Воронежской губернии, страдавший меланхолией, повесился 4 июня 1912 г. [6, оп. 121, д.14ч. 10, ч.2, л. 139об]. Еще два аналогичных случая были зарегистрированы в этой губернии за 1912 г. В с. Шумной Валуйского уезда повесился находившийся в болезненном состоянии крестьянин Лукашев, 15 лет, а в пос. Верхне Боеве удавился крестьянский мальчик Дмитрий Тататринцев, 13 лет, страдающий падучей болезнью [6, оп. 121, д.14ч. 10, ч.1, л. 14].

Подчас на добровольный уход из жизни решались сельские девушки, обманутые парнями обещаниями жениться и забеременевшие от этой связи. В таких ситуациях на суицид их толкал страх позора и осуждения со стороны родных и соседей [7, 2005, т. 3, Калужская губерния, с. 561]. Так в 1898 г. несчастная любовь стала причиной смерти крестьянской девушки Анастасии Бызовой, жительницы вологодской деревни. Двадцати лет от роду, она два года была «подруженькой» молодого парня из зажиточной семьи, который обещал на ней жениться. Но обманул и женился на другой. Обманутая девушка удавилась в бане. В результате вскрытия было установлено, что она была беременна [7, 2007, т. 5, Вологодская губерния, ч. 3, с. 636].

В корреспонденции из Буйского уезда Костромской губернии (1897–1899 гг.) автор рассказывает о крестьянской девушке Дарье, которая любила сына местного лавочника Сергея, и чувства эти были взаимны. Но по воле отца сын женился на богатой мещанке из города, хотя была она «лицом корява и умом тупа». Вскоре после свадьбы Дарью нашли в овине, повешенной на поясе [7, 2004, т. 1, Костромская и Тверская губернии, с. 25].

К самоубийству прибегали и молодые, замужние женщины в случае беременности по причине внебрачной связи из-за страха возможных последствий. «В ночь с 26 на 27 апреля 1914 г. в Донской слободе Козловского уезда Тамбовской губернии повесилась солдатка, крестьянка Анастасия Волкова, находящаяся в последней степени беременности. Покойной был только 21 год, покончила самоубийством вследствие невозможного жития в семье со старшими, которые за допущенный грех буквально ее съели» [8].

Таким образом, для крестьянских девушек одной из причин суицида был фактор «несчастной любви», или ситуация «обманутой невесты». В этом отношении интересно суждение исследователя начала XX в. Автор статьи «Самоубийства детей» отмечает – 40% самоубийств девочек и девушек составляли сексуальные причины. В их числе есть много "соблазнённых" (из них некоторым не более 13 лет), есть молодые проститутки, которым их жизнь показалась невыносимой» [9].

Подтверждение тому находим в сводках губернской полиции, сообщавших как о пристрастии крестьянок, занимавшихся проституцией к алкоголю, так и об их склонности к суициду. В г. Воронеже на Миллионной улице в доме терпимости 15 февраля 1912 г. от пьянства умерла проститутка крестьянка Андреева, 22 лет [4, оп. 121, д.14ч. 10, ч.1, л. 25об-26]. В слободе Бутурлиновке Бобровского уезда Воронежской губернии 22 марта того же года отравилась карболкой крестьянская девица Каменцева, 16 лет, которая при жизни вела нетрезвый образ жизни и занималась проституцией [6, оп. 121, д.14ч. 10, ч.1, л. 57-57об].

Мотивом к добровольному уходу из жизни мог стать страх молодого человека или девушки перед неизбежным наказанием. Примером служит следующая информация. «В с. Генеральском Новоузенского уезда Самарской губернии 13 февраля 1900 г. крестьянская девица Евдокия Харьковская, 16 лет, отравилась раствором фосфорных спичек. Дознанием полиции установлено, что причиной самоубийства послужила боязнь ответственности за совершенную кражу» [6, оп. 98, д. 1ч. 44л Г, л. 29].

Нравы в крестьянских семьях были грубы, а насилие по отношению к домочадцам, в том числе и детям, явлением обыденным. Поэтому нельзя исключить, что часть самоубийств, совершенных крестьянскими детьми, была неадекватной реакцией наиболее впечатлительных натур на насилие со стороны родителей или близких родственников. Следующая информация подтверждает это. Так в ведомостях о происшествиях в Воронежской губернии за 1912 г. читаем, что «11 апреля в с. Коршеве Бобровского уезда отравился мышьяком крестьянский мальчик Кучин, 16 лет. Причина жестокое обращение с ним отца. В с. Мокреце Нижнедевицкого уезда повесилась крестьянка Мацнева, 17 лет. Причина жестокое обращение с ней брата и его жены» [6, оп. 121, д.14ч. 10, ч.1, л. 71].

Как уже отмечалось выше, способ осуществления суицида подростками различался по гендерному признаку и мало чем отличался от взрослых самоубийц. Дореволюционный исследователь проблемы ювенального суицида приводит такие данные: «большинство мальчиков – 55,5% – уходили из жизни, используя повешение, а 66,7% девочек – утопление. Примерно одинаковое количество и мальчиков (26%), и девочек (22,2%) отравились. Девочки в отличие от мальчиков (14,8%) не использовали огнестрельное оружие, и среди них не встречалось ни одного случая самоубийств, мотивом для которых служил бы алкоголь. В целом мальчики использовали более жёсткие способы, такие как повешение и оружие» [10].

Трудно понять, как автор определил число девушек, утонувших намеренно. В селе, по данным полиции, детей и подростков, утонувших во время купания было всегда много, но все эти случаи относились к разряду случайных смертей. По этой причине определить среди них число утопившихся не представляется возможным.

В остальном, что касается способов, к которым прибегали самоубийцы, наши наблюдения совпадают с вышеприведенными данными. Вот некоторые примеры, обнаруженные в архивных материалах. По сообщению полиции Самарской губернии, за январь 1900 г. «в г. Бузулуке 4 января крестьянин Бузулукского уезда Матвей Давыдов, 21 год, лишил себя жизни, застрелившись из револьвера. 31 января того же года в г. Самаре крестьянин Владимирской губернии Иван Панков, 19 лет, зарезался кинжалом» [6, оп. 98, д. 1ч. 44л Г, л. 5, 13об-14]. В г. Борисоглебске Тамбовской губернии 3 мая 1908 г. был обнаружен труп крестьянина с. Новоспасского Козловской волости Семена Полянского, застрелившегося из револьвера в правый висок, причина самоубийства осталась невыясненной [5, д. 6676, л. 224]. Обратим внимание на то, что хотя по своему социальному происхождению юноши были крестьянами, счеты с жизнью с помощью оружия они свели в городе. Можно предположить, что самоубийства крестьян в городах могли быть следствием процесса маргинализации выходцев из деревни, невозможности их адаптации к условиям городской жизни [11, с. 72].

Помимо повешения сельские девушки действительно чаще, чем юноши прибегали к отравлению. В этом проявлялась особенность женской натуры: боязнь крови и желание легкой смерти, а также стремление даже после смерти выглядеть привлекательно.

Далее приведем несколько свидетельств женских суицидов в результате отравления, обнаруженные нами в отчетах полиции центрально-черноземных губерний. Так, в феврале 1900 г. в с. Полевых Новоселках Севского уезда Орловской губернии отравилась сулемой крестьянка Сумарокова, 19 лет [6, оп. 98, д.1ч. 16л. Г, л. 43об]. Крестьянка Рудакова, 18 лет, 12 мая 1901 г. в г. Новохоперске Воронежской губернии умерла от отравления фосфором от спичек [6, оп. 99, д. 1ч. 71л Г, л. 20об]. В том же году в губернском центре 11 июля умерла от отравления крестьянка Кобзина, 19 лет [6, оп. 99, д. 1ч. 71л Г, л. 52]. Из рапорта уездного исправника Козловского уезда Тамбовской губернии за 1904 г. следует, что в с. Ржакса 20 марта отравилась фосфором крестьянка Марфа Сафронова, 20 лет, а в с. Пичаево Курдюковской волости таким же способом 16 марта ушла из жизни крестьянка Федосия Журавлева, 25 лет [5, д. 5637, л. 184, 225об]. 26 февраля 1908 г. в земской больнице г. Моршанска Тамбовской губернии от отравления уксусной эссенцией скончалась крестьянка с. Больших Куликов Александра Долгова, 21 года [5, д. 6676, л. 85об]. Все упомянутые вещества использовались в сельском быту и об их ядовитых свойствах крестьянские дети и подростки, конечно же, знали. Родительские предостережения детства становились для самоубийц некой «подсказкой» для ухода из жизни.

Самоубийство в большинстве своем является действием импульсивным, а не продуманным решением. Это, прежде всего, относится к молодым людям, для которых суицид становился «выходом» из неразрешимой жизненной ситуации. Именно спонтанность решения обуславливало место совершения самоубийства. Как правило, это крестьянский двор, а точнее хозяйственные постройки: сарай, амбар, рига, баня и т. п. Реже повешенных находили в собственном доме или в его сенях. Вот некоторые сообщения о суицидах деревенской молодежи с указанием мест, где они были совершены. В Тамбовской губернии 29 ноября 1906 г. крестьянка с. Лисиц Праскофья Афонина, 20 лет от роду, от неизвестной причины повесилась в своем амбаре [5, д. 6248, л. 527об]. В слободе Перевальной Острогожского уезда Воронежской губернии 13 мая 1912 г. в сарае повесился крестьянский мальчик Бабешков, 14 лет [6, оп. 121, д.14ч. 10, ч.1, л. 103об]. На чердаке нежилого дома в слободе Калач Богучарского уезда Воронежской губернии 3 октября того же года повесился крестьянин Шевцов, 17 лет [6, оп. 121, д.14ч. 10, т. 2, л. 88].


Выводы

Если сравнивать число самоубийств, совершенных молодежью в городе и в селе, то следует признать, что в городской среде такие случаи фиксировалась чаще. Причем среди подростковых самоубийств распространены были женские суициды [12, с. 1123]. Причины меньшей подверженности сельской молодежи суицидам следует усматривать в укладе деревенской жизни, в размеренности ее ритма и предсказуемости событий. А также в сознании сельского жителя, основанном на православной вере, исключавшей саму возможность добровольного ухода из жизни.

Увеличение числа самоубийств в российской деревне, в том числе и в среде сельской молодежи, в изученный период следует объяснить влиянием процесса модернизации, а точнее теми явлениями, которыми она сопровождалась. Речь идет о переменах в привычном образе жизни агарного общества, вызванных процессами роста социальной мобильности крестьян, кризисом патриархальной семьи, ослабления социального контроля со стороны общины, падения степени религиозности сельских жителей. Все эти деструктивные факторы рождали атмосферу коллективного психоза с присущим ей чувством страха и отчаяния. По понятным причинам наиболее уязвимой частью села в такой ситуации стала молодежь. В силу возраста и отсутствия опыта часть деревенских детей и подростков оказалась просто не готова к стрессам и жизненным испытаниям.


Библиография

1.Богданов С.В. Смертность населения Курской губернии от самоубийств во второй половине XIX века // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология. Экономика. Информатика. 2013. Т. 27. № 15(158). С. 119–125; Он же. Суицидальная активность населения Курской губернии в пореформенные десятилетия: масштабы, динамика, особенности // Известия Юго–Западного государственного университета. 2013. № 2(47). С. 150 – 155.2.Синова И.В. Детские суициды во второй половине XIX века // Тюменский медицинский журнал. 2013. Т. 15. № 3 С. 48-49; Она же. Самоубийства детей как социальная проблема на рубеже XIX-XX вв. // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина. История. 2012. № 4 (Т. 4). С. 29–35.3.Гилинский Я., Румянцева Г. Динамика самоубийств в России. URL: http://demoscope.ru/weekly/2004/0161/analit01.php (дата обращения 14.07. 2011)4.Обзор Тамбовской губернии за 1883–1898 гг. Тамбов, 1884–1899.5.Государственный архив Тамбовской области (ГАТО). Ф. 4. Оп. 1.6.Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 102.7.Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро. кн. В.Н. Тенишева». СПб.: «Деловая полиграфия», ООО «Навигатор». 2005–2011. Т. 1–7.8.Тамбовский край. 1914. 1 мая.9.Ульянова А. Самоубийства детей // Свободное воспитание. 1909–1910. № 8–9. С. 76.10.Тереховко Ф.К. К вопросу о самоубийстве в СПб. за 20-летний период (1881–1900): дис. Гатчина, 1903. С. 168–169.11.Безгин В.Б. Самоубийства крестьян в российской деревне конца XIX – начала XX века // Исторический журнал: научные исследования. 2012. № 1 С. 69-76.12.Безгин В.Б., Жеребчиков Д.П. Суицид в городе и деревне российской провинции конца XIX – начала XX века // Вестник Тамбовского государственного технического университета. 2012. Т. 18. № 4. С. 1121 – 1130.

Список литературы

1. Гордон Г.И. Воспитание и самоубийство детей // Тр. I Всерос. съезда по семейному воспитанию. СПб. 30.12.1912 - 6.01.1913 г. Т. I. - СПб., 1914.
2. Гордон Г.И. Современные самоубийства // Рус. мысль. - 1912. - Кн. V.
3. Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд / пер., с фр. с сокр.; под ред. В. А. Базарова. - М., 1994.
4. Липский А. Самоубийства детей // Вестн. обществ. гигиены и судебной медицины, 1897.
5. Майзель И.Е. О самоубийствах среди учащихся // Вестн. воспитания. -1908. - № 8.
6. Российский Государственный исторический архив (РГИА). Ф. 733. Оп. 199. Д. 106.
7. Русская мысль. 1912. 10 мая.
8. Тереховко Ф.К. К вопросу о самоубийстве в СПб. за 20-летний период (1881-1900): дис. - Гатчина, 1903. - С. 168-169.
9. Трахтенберг А. О самоубийствах среди учащихся // Рус. шк. 1908. -№ 11.
10. Ульянова А. Самоубийства детей // Свободное воспитание. 19091910. - № 8-9.
11. Феноменов М.Я. Причины самоубийств в русской школе. - М., 1914.
12. Хлопин Г.В. Самоубийства, покушения на самоубийства и несчастные случаи среди учащихся учебных заведений Министерства народного просвещения. - СПб., 1907.



Синова Ирина Владимировна доктор исторических наук


Самоубийства детей как социальная проблема на рубеже XIX-XX веков. Суицид в среде крестьянской молодежи





Recent Posts from This Journal


promo aloban75 october 16, 17:01 11
Buy for 50 tokens
Совсем недавно я узнал об этом музыкальном коллективе и уже успел стать их поклонником. Очень радует, что появляется все больше талантливых и творческих молодых людей с левыми взглядами, да еще так теоретически подкованных. Иначе и быть не может, ведь Коммунизм - это молодость мира!…

  • 1
@@Самое потрясающее в статистике самоубийств рассматриваемого периода то, что Россия занимала одно из первых мест в мире по числу самоубийств среди учащихся, в то время как по числу самоубийств среди солдат - предпоследнее место [5, с. 159]. Эти данные позволяют сделать вывод, что положение солдат в армии было гораздо лучше, чем положение детей в школе и дома, и командиры в армии были более милосердными, внимательными и гуманными, чем учителя и родители. Это ли не парадоксальная ситуация российского общества?

Я бы сделал другой вывод. Солдаты чаще, чем дети, занимались ДЕЛОМ - вообще были включены в некую СИСТЕМУ.

Да, видимо так и есть

Где пруфы? Я нашел только укросайты.


1.Богданов С.В. Смертность населения Курской губернии от самоубийств во второй половине XIX века // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология. Экономика. Информатика. 2013. Т. 27. № 15(158). С. 119–125; Он же. Суицидальная активность населения Курской губернии в пореформенные десятилетия: масштабы, динамика, особенности // Известия Юго–Западного государственного университета. 2013. № 2(47). С. 150 – 155.2.Синова И.В. Детские суициды во второй половине XIX века // Тюменский медицинский журнал. 2013. Т. 15. № 3 С. 48-49; Она же. Самоубийства детей как социальная проблема на рубеже XIX-XX вв. // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина. История. 2012. № 4 (Т. 4). С. 29–35.3.Гилинский Я., Румянцева Г. Динамика самоубийств в России. URL: http://demoscope.ru/weekly/2004/0161/analit01.php (дата обращения 14.07. 2011)4.Обзор Тамбовской губернии за 1883–1898 гг. Тамбов, 1884–1899.5.Государственный архив Тамбовской области (ГАТО). Ф. 4. Оп. 1.6.Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 102.7.Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро. кн. В.Н. Тенишева». СПб.: «Деловая полиграфия», ООО «Навигатор». 2005–2011. Т. 1–7.8.Тамбовский край. 1914. 1 мая.9.Ульянова А. Самоубийства детей // Свободное воспитание. 1909–1910. № 8–9. С. 76.10.Тереховко Ф.К. К вопросу о самоубийстве в СПб. за 20-летний период (1881–1900): дис. Гатчина, 1903. С. 168–169.11.Безгин В.Б. Самоубийства крестьян в российской деревне конца XIX – начала XX века // Исторический журнал: научные исследования. 2012. № 1 С. 69-76.12.Безгин В.Б., Жеребчиков Д.П. Суицид в городе и деревне российской провинции конца XIX – начала XX века // Вестник Тамбовского государственного технического университета. 2012. Т. 18. № 4. С. 1121 – 1130.

Список литературы

1. Гордон Г.И. Воспитание и самоубийство детей // Тр. I Всерос. съезда по семейному воспитанию. СПб. 30.12.1912 - 6.01.1913 г. Т. I. - СПб., 1914.
2. Гордон Г.И. Современные самоубийства // Рус. мысль. - 1912. - Кн. V.
3. Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд / пер., с фр. с сокр.; под ред. В. А. Базарова. - М., 1994.
4. Липский А. Самоубийства детей // Вестн. обществ. гигиены и судебной медицины, 1897.
5. Майзель И.Е. О самоубийствах среди учащихся // Вестн. воспитания. -1908. - № 8.
6. Российский Государственный исторический архив (РГИА). Ф. 733. Оп. 199. Д. 106.
7. Русская мысль. 1912. 10 мая.
8. Тереховко Ф.К. К вопросу о самоубийстве в СПб. за 20-летний период (1881-1900): дис. - Гатчина, 1903. - С. 168-169.
9. Трахтенберг А. О самоубийствах среди учащихся // Рус. шк. 1908. -№ 11.
10. Ульянова А. Самоубийства детей // Свободное воспитание. 19091910. - № 8-9.
11. Феноменов М.Я. Причины самоубийств в русской школе. - М., 1914.
12. Хлопин Г.В. Самоубийства, покушения на самоубийства и несчастные случаи среди учащихся учебных заведений Министерства народного просвещения. - СПб., 1907.

Я слышал, что по числу самоубийств среди подростков Россия 100 лет назад занимала одно из последних мест в мире.

  • 1