?

Log in

No account? Create an account

ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

Призваны в мир мы вовсе не для праздников и пирований. На битву мы сюда призваны

Previous Entry Share Next Entry
Демоны смерти в женском обличии
Основной
aloban75



Идеал женщины по немецким меркам — это хорошая домохозяйка, верная жена и мать многочисленных детей с чистой арийской кровью: сыновей — будущих солдат и дочерей — верных подруг для этих солдат. То есть ни работать, ни тем более состоять на военной службе фрау не должна. Но постоянные войны, в которых принимала участие Германия, заставили её отступить от догматов и сделать из своих женщин настоящих монстров.

В 1936 году в Германии был принят закон «О гитлерюгенде», согласно которому все молодые женщины в возрасте от 17 до 30 лет должны были вступить в Союз немецких девушек. В этой организации их обучали правильному ведению домашнего хозяйства, рукоделию, кулинарии и пр. В курс обучения входили специальный комплекс физических упражнений и навыки походной жизни.

Эти хорошие начинания привели к тому, что женщин вначале стали привлекать к работе на производстве, а потом и во вспомогательных военных формированиях. Однако ни одна из них не была членом СС. Медсёстры, связистки, делопроизводители составляли так называемую «свиту СС». Каждая из них так или иначе участвовала в работе этой страшной организации, но наиболее проявили себя женщины-надзиратели. Эта должность появилась в 1937 году вместе с первым женским концлагерем Лихтенбург. Дело в том, что немцы строго соблюдали нравственные законы, которые не позволяли мужчинам внутренний доступ в такие лагеря. Они осуществляли только внешнюю охрану. Мужчинам-врачам и другому обслуживающему персоналу попасть на территорию лагеря можно было только в сопровождении женщины-надзирателя.

По мере роста численности женских лагерей росла и потребность в надзирательницах. Желающих поступить на такую работу было много. Во-первых, не требовалось никаких специальных навыков, во-вторых, там хорошо платили — 105 рейхсмарок плюс 35 сверхурочных, а в-третьих, персонал обеспечивали униформой, которая включала и нижнее бельё. И конечно же, возможность служебного роста при соответствующих рвении и склонностях. Каждая надзирательница мечтала дорасти до начальницы лагеря. Таким образом, во время войны в одном только лагере Равенсбрюк курсы надзирательниц закончили около 3000 женщин, о жестокости которых ходили легенды.


Меломанка

Мария Мандель, на счету которой было около 500 смертей узниц концлагерей, родилась в австрийском городе Мюнцкирхен в 1912 году. Её карьера началась в 1930 году, когда она присоединилась к набирающим популярность нацистам. И уже в 1938 году поступила на службу в «свиту СС», став надзирательницей в женском концлагере Лихтенбург. А спустя год она была переведена в Равенсбрюк. Практически сразу Мандель зарекомендовала себя как «преданный делу профессионал». Круг её обязанностей был довольно широк: организация перекличек заключённых, назначение их на работы и определение наказаний за провинность. Последнюю обязанность она выполняла с удовольствием. Её служебное рвение не осталось незамеченным, и вскоре её повысили до должности старшей надзирательницы.

С 1942 года Мандель стала начальницей всех женских концлагерей Аушвица, при этом продолжая работать в одном из них — Аушвиц-Биркенау. Имея неограниченную власть над узницами, Мария изгалялась как хотела, за что получила прозвище Чудовище. Однако в глазах коллег она по-прежнему была умным человеком и добросовестным работником.

Ей доставляло удовольствие выбирать из всех заключённых тех, кто должен был отправиться в газовую камеру. Иногда она любила поиграть в «добрую барыню» и начинала покровительствовать нескольким узницам, давая им надежду на спасение. Но когда «куклы» ей наскучивали или менялось настроение, она без жалости отправляла их на смерть, вслед за остальными. А потом набирала новую группу фавориток.



Было у садистки ещё одно развлечение: она организовала оркестр из тех женщин, которые когда-либо раньше обучались музыке. Этот музыкальный коллектив встречал у ворот лагеря бодрой и весёлой мелодией каждое новое пополнение смертниц. Мандель очень любила музыку, частенько приходила в барак к музыкантам и просила исполнить что-то для неё лично.

В 1944 году она стала начальницей концлагеря Мюльдорф, части Дахау, где и проработала до конца войны. После победы над гитлеровской Германией в мае 1945 года Мандель попыталась укрыться вблизи родного Мюнцкирхена, в горах. Но в августе того же года её арестовали американцы и осенью 1946 года передали как военную преступницу Польше, где должен был проходить судебный процесс по служащим Аушвица-Освенцима. В 1948 году она была приговорена к смертной казни через повешение. Приговор был приведён в исполнение в тюрьме Кракова.

Ангел смерти

Глядя на 22-летнюю Ирму Грезе на фото судебного процесса над нацистами, трудно поверить, что это настоящая садистка, одна из самых жестоких женщин-надзирательниц. В детстве она мечтала о карьере кинозвезды, и внешность у неё для этого была подходящая: кукольное лицо, белокурые волосы, большие голубые глаза. Ангел, одним словом. Узницы так и звали её — Ангел смерти, Прекрасное чудовище, Светловолосый дьявол и Гиена Освенцима. На её счету было столько человеческих смертей, что это приводило в шок даже самых жестоких мужчин-надзирателей.



Вступив в Союз немецких девушек, она вскоре стала одной из активисток и ярым приверженцем нацистской идеологии. А в 1942 году записалась на курсы надзирателей в женский концлагерь Равенсбрюк. Освоив «профессию», Ирма стала работать старшей надзирательницей в лагере смерти Аушвиц. Ей тогда едва исполнилось 19 лет.

30 бараков на 30000 узниц оказались в её власти. Женщины работали почти целыми сутками, стоя по щиколотку в грязи, независимо от погоды, они укладывали камни. Ирма находилась тут же, на возвышении, наблюдая за их работой. Если кто-то из узниц падал без сил, она спускала на несчастных свирепых собак, которые были всегда при ней.

Она любила вызывать у окружающих противоречивые чувства — восхищение и страх. Вспоминают, что, когда она шла по лагерю, благоухая духами, в белой блузке и обтягивающем голубом жилете (форму она не носила), даже заключённые любовались ею. Образ надзирательницы дополнял хлыст со стальными вставками, рукоятка которого была инкрустирована жемчугом, и сапоги, подкованные так, что издалека было слышно, что идёт Ирма.





Этим хлыстом или дубинкой она могла насмерть забить любую узницу. Но ей больше нравился аттракцион наподобие «русской рулетки». Она ставила узниц в шеренгу и наводила пистолет на каждую по очереди. Никто не знал, когда она выстрелит. Многие женщины при этом теряли сознание. А порой она просто спускала голодных собак на толпу заключённых и хохотала, глядя, как псы рвут людей в клочья.

Ирма была патологически жестока, в её комнате абажуры были сделаны из человеческой кожи, на досуге она любила наблюдать за экспериментами Йозефа Менгеле по прозвищу Доктор Смерть, особенно за удалением женской груди. Она придумала связывать роженицам ноги, а потом наслаждалась их криками от боли.

Грезе была лесбиянкой. Но сексуальные связи с «низшей расой», то есть с узниками, были запрещены. Поэтому после удовлетворения своей похоти Ирма отправляла жертвы в газовую камеру, чтобы те замолчали навсегда.

В 1945 году, когда Ирма Грезе служила в концлагере Берген-Бельзен, британские войска взяли её в плен. Суд в городе Люнебурге приговорил нацистку к казни через повешение. При оглашении приговора ни один мускул не дрогнул на лице 22-летней Ирмы. В последнем письме своим родным она написала, что остаётся верна идеалам Третьего рейха. Так как привычное приветствие гитлеровцев (поднятие руки) было запрещено, она шла на казнь 13 декабря 1945 года, приложив правую руку к левой груди.

Перед казнью она ночь напролёт пела фашистские гимны и громко смеялась со своей соседкой по камере. Когда на её шее оказалась петля, она спокойно попросила палача: «Быстрее!».

Фрау Абажур

Самой изощрённой среди женщин-надзирательниц была Ильза Кох. Девочка из благополучной семьи после школы устроилась на работу в библиотеку. Но вскоре её кумиром стал Гитлер с его программой, и она вступила в ряды НСДАП. В 1936 году она уже работала в секретариате концлагеря Заксенхаузен и познакомилась со своим будущим мужем Карлом Кохом, комендантом лагеря.

После того как Карла перевели в Бухенвальд, она поехала вместе с ним и была назначена старшим надзирателем. Супруг мало интересовался женой — он был гомосексуалистом.

Правда, Ильзу это не особо огорчало, она нашла себе другие развлечения, пользуясь неограниченной властью над заключёнными. Она насиловала понравившихся ей узников, приходя в восторг от их унижения, за что её прозвали Бухенвальдская сука. Однажды она заприметила красивого юношу. Откормила его, нарядила во фрак и потребовала интима, но тот отказался. Мужчину расстреляли, а Ильза приказала вынуть из его груди сердце с застрявшей в нём пулей и заспиртовала его. Банка с сердцем стояла у неё на прикроватной тумбочке. Говорят, что это её вдохновляло писать по ночам стихи.

По её приказу заключённые чистили зубными щётками дорожки в лагере, а кто не успевал в срок, получал порку хлыстом. Она натравливала на беззащитных людей свою овчарку и неоднократно отправляла узников в штатный зоопарк на корм гималайским медведям.



Больше всего на свете её интересовали татуировки. И горе было тому узнику, чья татуировка была для Ильзы привлекательной. Своё прозвище Фрау Абажур она получила из-за того, что использовала кожу убитых людей для создания белья, перчаток, скатертей и декоративных вещей, чаще всего абажуров. А татуировки украшали изделия. Бывший узник лагеря вспоминал, как видел на кожаных трусиках Ильзы татуировку, которая была на спине цыгана из его блока.

Чрезмерная жестокость четы Кох не осталась незамеченной. Летом 1942 года Карл Кох был отстранён от должности, а ещё через год и он, и его супруга были арестованы. Карла обвиняли в коррупции и убийстве врача, лечившего его от сифилиса. В апреле 1945 года комендант был расстрелян, а Ильза вышла на свободу. Однако в июле её арестовали представители американской армии, а в 1947 году она была приговорена к пожизненному заключению. И тут в 1951 году неожиданно её снова освободили, так как генерал Люсиус Клей посчитал её вину недоказанной. Но, едва покинув американскую военную тюрьму, она сразу же оказалась в немецкой. В сентябре 1967 года Ильза Кох, сделав из простынёй верёвку, повесилась в своей камере.

Топчущая кобыла

Гермина Браунштайнер родилась в Вене в 1919 году, а в 1938-м, получив немецкое гражданство, переехала в Берлин, где работала на авиационном заводе «Хейнкель». Она стала надзирателем не потому, что сочувствовала нацистам, а потому, что ей хотелось заработать. Ведь в лагере платили в четыре раза больше, чем на заводе.

Премудростям профессии в 1939 году её обучала Мария Мандель в Равенсбрюке. Но потом женщины не поладили, и Термина перешла на работу в Майданек. Своё прозвище Топчущая кобыла она получила из-за того, что насмерть затаптывала узниц сапогами, подбитыми металлом. Она отбирала у женщин детей, хватала малышей за волосы и бросала в газовую камеру. За свои «подвиги» она была награждена Железным крестом 2-го класса.





Перед концом войны она работала в концлагере в Гентине. Но ей удалось скрыться в Вене, где вскоре её арестовали и судили. Однако на суде ей вменяли в вину только деяния по месту последней службы, так как никто не знал о её прежних грехах. Её приговорили к 3 годам тюрьмы и вскоре выпустили по амнистии. В 1958 году она вышла замуж за американца Рассела Райана и уехала в Канаду.

Так военная преступница стала американской гражданкой, хорошей женой и образцовой домохозяйкой без прошлого. Это продолжалось до тех пор, пока в 1964 году охотник за нацистами Симон Визенталь не узнал в ней Топчущую кобылу. Гермина не стала отпираться. В 1973 году она была лишена американского гражданства и экстрадирована в Германию.

На «3-м процессе Майданека» в 1975-1981 годах она была одной из обвиняемых. Её обвиняли в смерти 200000 человек. Но суд признал за ней только 80 смертей, 102 соучастия в убийстве детей и 1000 взрослых. Остальные были не доказаны. Но этого было достаточно, чтобы получить пожизненное заключение. В 1996 году она была освобождена по болезни. У неё начался диабет, и пришлось ампутировать ногу. Гермина Браунштайнер умерла в 1999 году на свободе.


Галина МИННИКОВА




Recent Posts from This Journal


promo aloban75 october 16, 17:01 11
Buy for 50 tokens
Совсем недавно я узнал об этом музыкальном коллективе и уже успел стать их поклонником. Очень радует, что появляется все больше талантливых и творческих молодых людей с левыми взглядами, да еще так теоретически подкованных. Иначе и быть не может, ведь Коммунизм - это молодость мира!…

  • 1
Интересно как назывался этот закон.

В 1936 году в Германии был принят закон «О гитлерюгенде», согласно которому все молодые женщины в возрасте от 17 до 30 лет должны были вступить в Союз немецких девушек.

Понял, благодарю

бред какой-то.

Замечательная статья. спасибо!
Вот только с лайком не разберусь - ставить его или нет. ;-)

Ну лайк же Вы ставите не этим фройляйн, а статье)

Это-то "да", но всё равно как-то не по себе...

А этот момент просто прекрасен:
"...суд признал за ней только 80 смертей, 102 соучастия в убийстве детей и 1000 взрослых... Гермина Браунштайнер умерла в 1999 году на свободе."
Что такое ЛИЧНОЕ убийство 80 человек? Или участие в ГРУППОВОМ убийстве 102 детей? Да пусть живет! А что, бывает...

"Идеал женщины по немецким меркам — это хорошая домохозяйка, верная жена и мать многочисленных детей с чистой арийской кровью: сыновей — будущих солдат и дочерей — верных подруг для этих солдат. "

Женщины должны были жить по правилу трех "К" - Küche, Kinder, Kirche (кухня, дети, церковь).

  • 1