aloban / Андрей Лобанов (aloban75) wrote,
aloban / Андрей Лобанов
aloban75

Categories:

«Храбрые миротворцы» и действительная борьба за мир («Правда» от 4 октября 1938 года)




Войска фашистской Германии вступили Судетскую область Чехословацкой республики. Регулярные воинские части Польши оккупировали чешский город Тешин. Так называемое мюнхенское соглашение Англии и Франции с агрессорами — Германией и Италией — вступило в действие. Без всяких ратных подвигов германский фашизм становится обладателем богатейших районов Чехословакии, обильных ископаемым сырьем, промышленными предприятиями, лесными массивами. В руки Гитлера переходит линия укреплений, созданная к течение 20 лет не без помощи французских военных кругов. Бесконечной вереницей тянутся в глубь страны беженцы — чехи и немцы. Они бегут от «Третьей империи» подобно тому, как в средние века люди в этих краях бежали от чумы, от черно смерти: оставляя дома, скот, домашний скарб, неубранные посевы.

Туман, которым английская и французская правительственная профашистская печать хотела прикрыть мюнхенское соглашение, изображая это соглашение как большую победу Чемберлена и Даладье рассеивается. Весь мир, все народы отчетливо видят: за завесой изящных фраз о том, что Чемберлен в Мюнхене якобы спас всеобщий мир, совершен акт, который по своему бесстыдству превзошел все, что имело место после первой империалистической войны. На растерзание агрессорам — Германии и ее союзникам — отдана целая страна, отдана Чехословакия, верившая в благородство правительственных кругов Англии и Франции.

История этих стран знала в прошлом немало выдающихся политических деятелей. Это были люди большой воли, твердого характера. Таков был Вильям Питт — руководитель английской политики времен французской революции и наполеоновской империи. Известно, что он умер от огорчения при известии о битве под Аустерлицем, где победил его враг. Нынешний английский премьер Чемберлен — не Питт. Вернувшись из Мюнхена в Лондон, он не умер ни от огорчения, ни от радости по поводу своих миротворческих подвигов. Он пытался убедить встревоженное общественное мнение, собственную свою партию, партию консерваторов, в том, что соглашение в Мюнхене предотвратило неизбежную войну и является следствием чуть ли не героизма Чемберлена и Даладье. Вернувшись из Мюнхена, где он имел особые разговоры с Гитлером, Чемберлен, уподобляясь пушкинской Татьяне Лариной, отправляет господину Даладье—Онегину чувствительное послание, составленное в таких трогательных тонах, что оно могло бы вызвать слезы умиления и восторга даже у камней Судетских гор, если бы камни могли плакать.


«Возвратившись в Лондон, — пишет г-н Чемберлен г-ну Даладье, — я хочу выразить вам, господин премьер, мою признательность за вашу помощь и ваше лояльное сотрудничество во время недавних тревожных дней, а также мое восхищение смелостью и достоинством, с которым вы представляли вашу великую страну».

Эти слова о «смелости» и «достоинстве» представителей Англии и Франция в Мюнхене звучат ядовито. Итальянский официоз «Лаворо фашиста», «Джорнале д'Италиа» и другие фашистские газеты уже давно выболтали всему миру, с каким «достоинством» держали себя в Мюнхене английский и французский премьеры. Не без злорадства отмечает итальянская печать, что Гитлер встречал на вокзале только Муссолини, в то время как Чемберлена и Даладье встречали германские чиновники; что Гитлер уединялся с Муссолини, звал его к себе завтракать и обедать и, наконец, провожал на вокзал в то время, как английский и французский премьеры проводили время в одиночестве и явно находились на положении просителей, «бедных родственников». Главный редактор «Стампы», резюмируя мюнхенские переговоры, пишет: «Дискуссия началась по проекту Муссолини, все время велась по этому проекту и по нему же завершилась».

Всему миру ясен характер «героизма» Чемберлена и Даладье, ясно, что на мюнхенском «совещании» были хозяева — фашистские агрессоры и во всем с ними услужливо согласные — английский и французский премьеры.

Гитлер и Муссолини настояли, а Чемберлен и Даладье приняли все их условия расчленения, разграбления Чехословакии. Гитлер и Муссолини требовали, а Чемберлен и Даладье полностью капитулировали перед их требованиями. Говорить после этого о «соглашении» — значит, мягко выражаясь, говорить неправду, опасаясь ответственности перед своими народами.

Представители «гордого» Альбиона и Франции услужливо пошли навстречу захватническим требованиям германского и итальянского фашизма, дав свое согласие на разграбление Чехословацкой республики, независимость границ которой Англия и Франция в свое время гарантировали. Разумеется, ни для кого не секрет, что это мало способствует престижу Англии и Франции. Понимают это и некоторые представители правящих кругов той же Великобритании, о чем свидетельствует хотя бы отставка английского морского министра Дафф Купера.

Обычно герои не склонны делить славу с людьми, не причастными к их делам. Герои нашего времени, о которых здесь идет речь, и в этом отношении составляют счастливое исключение из общего правила. Они столь великодушны, что готовы разделить свои лавры с государством, которое решительно никакого отношения к их «заслугам» не имеет. Характерны попытки каким-либо путем, хотя бы косвенно, боком притянуть к постыдному мюнхенскому соглашению единственную великую державу, последовательно и неуклонно борющуюся за всеобщий мир, бескорыстного друга и защитника независимости малых стран, действительного борца с агрессором — Советский Союз.

Чтобы пустить соответствующую дымовую завесу, мобилизуются борзописцы различных капиталистических телеграфных агентств. Например, парижский корреспондент агентства Юнайтед Пресс сообщал в Нью-Йорк, будто правительство СССР уполномочило Даладье выступать на конференции четырех держав в Мюнхене от имени Советского Союза, хотя заведомо известно было, что это ложь. Советское правительство, разумеется, никаких полномочий г-ну Даладье не давало, равно как не имело и не имеет никакого отношения к конференции в Мюнхене и к ее решениям.

Как сообщает сегодня ТАСС, даже в официозе министерства иностранных дел Чехословакии «Прагер прессе» было помещено 30 сентября сообщение парижского корреспондента этой газеты о том, будто правительства Франции и Англии регулярно информировали правительство СССР по чехословацкому вопросу. Для создания правдоподобности этой лжи «Прагер прессе» пишет, что между г. Боннэ и тов. Сурицем в Париже, г. Галифаксом и тов. Майским в Лондоне происходили якобы длительные совещания по этому вопросу. Отсюда корреспондент «Прагер прессе» глубокомысленно заключает, что Мюнхенская конференция «представляет собой не просто пакт четырех».

Нетрудно определить источники этой лживой информации, пытающейся ввести в заблуждение общественное мнение Европы и Америки по поводу позиции СССР в чехословацком вопросе. Следы этих — от начала до конца вымышленных — сообщений прямо ведут к тем кругам Англии и Франции, которые пытаются перед лицом своих народов хотя бы в какой-либо мере оправдать свое отступление перед агрессором, свои подписи под постыдным документом, именуемым мюнхенским соглашением.

Сообщение парижского корреспондента «Прагер прессе», как и сообщение парижского же корреспондента американского телеграфного агентства Юнайтед Пресс, совершенно не соответствует действительности. Устами народного комиссара по иностранным делам тов. М. М. Литвинова советское правительство на последней сессии Лиги наций открыто и прямо заявило о своей позиции, о своем отношении к положению в Центральной Европе, о своей верности обязательствам, которые СССР взял на себя в силу соответствующих договоров. Советское правительство заявило перед всем миром о том, что оно против агрессивных намерений фашистских захватчиков в отношении к Чехословацкой республике. Эту твердую позицию СССР, его верность своим обязательствам оценили и поняли широкие круги чехословацкой общественности, знает и чувствует чехословацкий народ. В этом отношении характерно заявление председателя аграрной партии Чехословакии Рудольфа Берана, которое мы публикуем сегодня. Лидер чехословацких аграриев Беран, который, как известно, на протяжении 20-летнего существования Чехословацкой республики занимал прогерманскую позицию во всех вопросах внешней и внутренней политики, заявил делегации союзов молодежи следующее:

«Западные и другие союзники нас не только предали, но угрожали нам вооруженной интервенцией. Единственным союзником, оставшимся верным Чехословакии, был СССР. Он гарантировал нам действительную помощь в рамках любых возможностей».

Капитуляция Англии и Франции перед агрессором в чехословацком вопросе подрывает международный авторитет их правящих сил и будет иметь далеко идущие последствия. Не случайно малые народы обеспокоены своей судьбой.

Взоры всего прогрессивного человечества, всех народов обращены к советской стране, международный авторитет которой еще больше возрос. Только правительство социалистического государства непричастно к различным планам и соглашениям, направленным к разграблению и уничтожению независимости малых стран, только политика советского правительства есть политика последовательной борьбы за всеобщий мир, за независимость и свободу народов против фашистских агрессоров и захватчиков.



Газета «Правда» 4 октября 1938 года


Tags: Мюнхенский сговор, советская пресса
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo aloban75 november 15, 11:30 91
Buy for 50 tokens
На основе работ Ольги Ширниной, которая занимается колоризацией исторических фотографий, сделал такую вот подборку к 102-й годовщине Великого Октября. Герои, спасшие страну, избавившие наш народ от рабства и положившие путь к освобождению человечества от оков эксплуатация и отчуждения.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments